Актриса Шалаева о Ефремове и Серебренникове: «Мы стали свидетелями жестокого спектакля»

26 июня к зданию Мещанского суда, где выносился приговор по делу «Седьмой студии», поддержать своих коллег пришла актриса, начинающий режиссер, лауреат кинематографической премии «Ника» Мария Шалаева. Она известна по фильмам «Русалка», «Фея», «Про любовь», «Нирвана», «Братья Карамазовы», «Бесы», «Красные браслеты» и «Магомаев». Мы поговорили не только о Кирилле Серебренникове, но и о Михаиле Ефремове, реакции общества на то, что с ними происходит. Исход судебного разбирательства Маша предсказала стопроцентно. А помог ей в этом ее дедушка. 

— Почему вы пришли сюда? Какой смысл в нашем стоянии?

— Для меня это важно. Независимо от того, есть рядом со мной мои  друзья или  нет. Даже если бы никто здесь больше не стоял, а я бы была одна. Потому что  воспринимаю все то, что происходит,  на свой  счет. Мы являемся единым  сообществом, отвечаем за культуру в нашей стране. Мы все коллеги, занимаемся  одним делом, друг друга поддерживаем. У нас одинаковые взгляды. Мы смотрим в одну сторону. Я здесь, потому что наши коллеги  попали в мясорубку, невыносимую ситуацию и  большую беду. Невозможно это игнорировать. 

— Скоро суд огласит приговор, и все мы разойдемся. На что можно надеяться?

— Мой дедушка прожил в нашей стране большую жизнь. Ему было 92 года, когда он умер. Но этот процесс начинался еще при его жизни.  Я его спрашивала:  «Какое у тебя мнение о происходящем?» И дедушка сказал: «Так устроена система. Она не может встать на одно колено и извиниться». Мы все равно должны верить в  то, что восторжествует справедливость. Но судя по законам существующей системы, наказание может быть разве что чуть мягче. Фактически, то, что мы наблюдаем,  это спектакль. Я себя считаю его участником, а для зрителей будет вынесено какое-то половинчатое решение, обвинение с какими-то поблажками. Так, чтобы все поняли, как мягко  власть обходится с подсудимыми. Но даже если это будет мягкий приговор, он будет вынесен в отношении невиновных и честных людей, столько сделавших в искусстве. Так не должно быть. 

— Как-то в Ростове-на-Дону, откуда Кирилл Серебренников родом, я спрашивала у обычных людей, далеких от искусства, что они знают о нем. Оказалось, что-то слышали, но мало в этом разбираются, да и не интересуют их эти проблемы совсем.  

— Мы же смотрим новости. Сейчас они — самое сильное оружие. Если ты смотришь телевизор, то твое мнение формируется с помощью того, что тебе  показывают. Это легко проследить. Я иногда, кроме  новостей на тех  ресурсах, которым  доверяю, смотрю федеральные каналы. Ради любопытства, чтобы понять, как и что освещается. Народ у нас доверчивый, и его мнение формируется, благодаря теленовостям. Для многих людей это вор, которого  поймали. Недавно все мы стали  свидетелями жестокого спектакля, связанного с Михаилом Ефремовым, когда попрали вообще  человека и его талант. То, что он сделал, никак нельзя оправдать. Но Ефремов – не тот  человек, который  хочет  оправдания, надеется  выйти сухим из воды, откупиться. Но из сложившейся вокруг него ситуации устроили целое показательное мероприятие. Это такие манипуляции, которые формируются с помощью новостей и  информации.

— Михаил Ефремов стал как лакмусовая бумажка, проявил умонастроения в обществе.

— А вот что бы было, если бы, грубо говоря, Пушкин убил Дантеса, а не наоборот, и мы бы имели поэта-убийцу? Забыли бы про «Руслана и Людмилу», «Евгения Онегина»? Надо какие-то вещи разделять. Почему-то совестливые люди попадают в такие трагедии и мясорубку. 

Не хочу поддаваться общему пессимистическому настрою. Но, как говорил мой дедуля, надо быть всегда объективным. А объективно мы имеем ту систему, которая, к сожалению,  не умеет разворачиваться. Мы понимаем, что в зале суда извиняться перед Софьей Апфельбаум и Кириллом Серебренниковым, другими участниками процесса никто не будет. Но сейчас важно, по крайней мере, чтобы мы могли с этими людьми дальше жить и работать, чтобы у них и у нас была возможность  продолжать заниматься тем, ради чего мы живем.  Наверное, это самое важное.