Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

Владислав Стрекопытов. Следственный комитет возбудил уже четвертое уголовное дело, в котором фигурирует компания «Норникель», — теперь о сбросе сточных вод. Kyivweekly.com выяснило, на каком этапе горно-металлургического производства возникают отходы и насколько они опасны для природы.

Как добывают норильскую руду

Во вторник, 16 июня, Главное следственное управление СК по Красноярскому краю и Хакасии сообщило, что, по предварительной версии, при проектировании и строительстве объекта размещения отходов производства Талнахской обогатительной фабрики допустили ряд нарушений, в результате чего неочищенные сточные воды предприятия в течение двух лет — с июня 2017-го по июль 2019-го — попадали в реку Томулах, а также в почву в районе рудника «Октябрьский». По заключению Росприроднадзора, восстановление окружающей среды обойдется более чем в 154 миллиона рублей.

Под «объектом размещения отходов» имеется в виду новое хвостохранилище, сданное в эксплуатацию в 2017 году. Проект, включая трубопроводную систему доставки отработанных шламов с обогатительной фабрики, выполняла для «Норникеля» петербургская компания «Механобр инжиниринг». Теперь следователи ищут виновников и там.

Главная производственная площадка «Норникеля» находится на Таймыре — это Заполярный филиал. Сульфидные медно-никелевые руды добывают и перерабатывают на Норильском и Талнахском рудных узлах. Месторождения расположены вдоль глубинного Норильско-Хатангского разлома, по которому в геологическом прошлом внедрялся магматический расплав, образовавший обширные интрузии долеритов и габбро-долеритов.

Рудные тела — пологие пласты, линзы и жилы в нижних частях интрузий габбро-долеритов — залегают на глубине от 150 до 1,5 тысячи метров. Есть руды трех категорий: богатые — с высокими содержанием цветных и драгоценных металлов платиновой группы, медистые — с повышенным содержанием меди, бедные вкрапленные — с низкими концентрациями всех металлов.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

Основу минерально-сырьевой базы «Норникеля» составляют крупнейшие медно-никелевые месторождения страны — Октябрьское и Талнахское, уникальные по запасам и качеству руды. В них сосредоточены более 40 процентов разведанных мировых запасов платиноидов, более 35 — никеля, около десяти — меди и 15 — кобальта.

На месторождениях действуют рудники «Таймырский», «Октябрьский», «Комсомольский», «Скалистый» и «Маяк». Это целый подземный город с тысячами километров дорог. Глубина нижнего горизонта выработок — 1532 метра.

Обогащение и металлургический передел

Бедные руды отправляются на Норильскую (НОФ), а богатые — на Талнахскую обогатительную фабрику (ТОФ) — ключевое предприятие в производственной цепочке «Норникеля», одно из крупнейших в мире. Через него проходит большая часть таймырского сырья.

На фабрике руду перерабатывают. Флотация — ключевая стадия. Это разделение минералов никеля, меди и железа по плотности во вспененных растворах реагентов.

Неперерабатываемые отходы — как говорят технологи, «хвосты», или шламы — в виде жидкой взвеси — пульпы — сливают в специальные открытые резервуары — хвостохранилища.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

«При обогащении сульфидных руд никеля и меди используют реагенты, зачастую опасные для окружающей среды и здоровья человека, например ксантогенаты и тозилгидразин, — объясняет Kyivweekly.com промышленный эксперт Леонид Хазанов. — Небезопасен даже раствор обычного стирального порошка, что уж говорить о химических соединениях, применяемых при флотации. Шламы обязательно должны складироваться в надежно защищенных хвостохранилищах. Воду же из них желательно удалять и повторно использовать в производстве».

Особенно вредны для окружающей среды содержащиеся в сточных водах обогатительной фабрики тяжелые металлы. Они накапливаются в водоемах, почве, растениях, попадают в организм животных и человека, откуда очень плохо выводятся. Тяжелые металлы опасны, даже если их концентрация в воде не превышает ПДК.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

В 2015-2017-м Талнахскую обогатительную фабрику модернизировали. В результате ее мощность выросла более чем на 30 процентов — с 7,6 до 10,2 миллиона тонн руды в год.

Потребовалось новое хранилище для отходов. Раньше и Талнахская, и Норильская фабрика сливали шламы в хвостохранилище «Лебяжье» на окраине Норильска, довольно далеко от ТОФ. Ресурс старого резервуара исчерпали.

Новое хвостохранилище построили в шести километрах от Талнахской фабрики. Площадь — более семи квадратных километров, глубина — до двадцати метров. После окончательного ввода в эксплуатацию второй очереди в хранилище поместится до 230 миллионов тонн хвостов — чтобы заполнить его, потребуется минимум четверть века.

Дно искусственного резервуара покрыли специальным геотекстилем, выполняющим роль гидромембраны, не позволяющей пульпе проникать в почву. Лоскуты соединили водонепроницаемым сварным швом.

За состоянием хвостохранилища следит автоматика. В самом резервуаре и вокруг него пробурили скважины для приборов, контролирующих малейшие горизонтальные или вертикальные подвижки. Телеметрические скважины фиксируют температуру дамб, а пьезометрические — фильтрацию в почвенном слое.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

Как могло получиться, что при всех мерах предосторожности новое хвостохранилище стало объектом экологической опасности, Kyivweekly.com рассказала председатель правления АНО «Равноправие», эколог Наталья Соколова.

«Мой опыт показывает, что причина всегда в том, что при проектировании или строительстве допустили нарушения или ошибки. Или была ненадлежащая экспертиза со стороны надзорного органа. Может быть, и сочетание — некомпетентные или некачественные технические исследования, ошибки проектировщика, еще ряд моментов. Например, если в ходе изысканий получили неадекватные, неполные или неверные данные и на их основе сделали проект. Кроме того, нельзя исключать вероятность внешнего вмешательства на этапе одобрения проекта даже при его низком качестве или неправильно выбранной площадки для строительства».

«Хвостохранилище — это сложное гидротехническое сооружение, которое контролирует Ростехнадзор. Нарушения вероятны на стадии и строительства, и эксплуатации. Даже в безаварийном режиме загрязненная вода из него может подтекать через плохо сваренные швы гидроизоляции, попадая в почву, грунтовые воды и водные объекты», — отмечает эксперт.

В компании «Механобр инжиниринг» на вопросы Kyivweekly.com ответил директор проекта Алексей Сушенков: «Речь идет не об отходах производства! Они складируются в построенное хвостохранилище ТОФ первой очереди, откуда нет сбросов. Это естественные поверхностные воды — паводковые и осадки, которые отводились с территории второй, незавершенной очереди строительства. В связи с переходом в 2017 году первой очереди хвостохранилища в опытно-промышленную эксплуатацию работы по второй очереди прекратили. Заказчик выполнил все необходимые инженерные сооружения для отвода паводковых вод, что соответствует проектной документации. Эти временные сооружения — трубопроводы — нужны только на период строительства и подлежат демонтажу или тампонажу после его завершения».

Что касается рудника «Октябрьский», то он, по словам представителя компании-проектировщика, вообще расположен выше по рельефу, и туда поверхностный сток с участка строительства второй очереди хвостохранилища ТОФ попасть никак не мог.

Аварии на хвостохранилищах

Утечка загрязняющих веществ в почву, поверхностные или подземные воды — это еще не все угрозы горно-металлургического производства. Самые серьезные аварии, по словам Натальи Соколовой, возникают при прорыве или разрушении дамб.

«Истинная причина таких катастроф — отсутствие должного управления экологическими рисками и при проектировании, и при строительстве, и при дальнейшей эксплуатации этих сооружений, а также несвоевременное реагирование на угрозу возникновения аварии, как это было на ТЭЦ-3 в Норильске», — подчеркивает эколог.

В конце января 2019 года прорвало дамбу хвостохранилища на железнорудной шахте в городе Брумадинью бразильского штата Минас-Жерайс. Шламовая масса накрыла административное здание, где в это время обедали сотни рабочих, разрушила мост и другие постройки в долине реки Каза-Бранка. Погибли 259 человек, район объявили зоной промышленной, гуманитарной и экологической катастрофы. Шахта принадлежала мировому горнодобывающему гиганту, компании Vale, на другом объекте которой, в Бенту-Родригесе, похожая авария произошла в 2015 году.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

В 2010 году в результате взрыва на заводе по производству алюминия в районе города Айка в Венгрии рухнула плотина, сдерживающая резервуар с красными шламами — ядовитыми отходами промышленной переработки бокситов. Объем утечки — 1,1 миллиона кубических метров. Затопило три области. Все живое в реке Маркал убил красный шлам, который через несколько дней достиг Дуная. В регионе объявили чрезвычайное положение.

Берегись хвостохранилищ. Новый экологический скандал в Норильске

В мае 2000 года утечка цианида из хвостохранилища золотодобывающей компании Aurul в румынском городе Бая-Маре привела к массовой гибели рыбы в реках Венгрии и Югославии. А самая масштабная катастрофа случилась в 1985 году на флюоритовой шахте компании Prealpi Mineraia в Тренто, в Италии. Тогда погибли 268 человек и было разрушено 62 здания.

Всего же с 1961 года в мире произошло более 130 аварий на хвостохранилищах, из них 30 — за последние десять лет. В России последний такой случай был в 2009-м, когда прорвало дамбу на Карамкенском ГОКе в Магаданской области. Погибли два человека, смыло 11 строений, миллионы тонн отходов золотодобычи, содержащих цианиды, кадмий, цинк, хлор и другие опасные вещества, попали в реки, служащие источником питьевой воды для местного населения.