Большое политическое шоу. Страны ООН обменялись упреками

0

Участники заседания Совбеза ООН по нераспространению оружия массового уничтожения (ОМУ) увлеклись взаимной критикой: Дональд Трамп распекал Иран и Китай, Тереза Мэй и Эммануэль Макрон отчитывали Россию, Сергей Лавров предъявлял встречные претензии. И все вместе указывали на необходимость реформировать ООН.

Еще один удар по Китаю

«Я хочу поблагодарить Иран, Россию и Сирию, которые по моей настоятельной просьбе существенно замедлили свою атаку на провинцию Идлиб, населенную тремя миллионами жителей, чтобы добраться до 35 тысяч террористов», — неожиданно заявил президент США, еще пару минут назад отчитывавший Тегеран.

И обрушился с критикой на Китай. На этой сессии Генассамблеи Пекину уже досталось от Трампа. Американский лидер грозился, что не намерен «терпеть злоупотребления»: «США только что ввели пошлины еще на 200 миллиардов долларов на китайские товары. С большим уважением отношусь к председателю Си, но в торговле мы такую ситуацию не потерпим».

На выпад ответил министр иностранных дел Китая Ван И: мол, в американские выборы не вмешивались, не вмешиваются и необоснованных обвинений в свой адрес не приемлют. И выдвинул встречную претензию: США вышли из ядерной сделки с Ираном, которая была «достижением многостороннего подхода и далась немалым трудом», став шагом к стабильности на Ближнем Востоке. Идеальных соглашений нет, заметил Ван И, но Совместный всеобъемлющий план действий одобрил Совбез ООН. Поэтому надо «уважать право всех стран на торговлю и отношения с Ираном». 

«Прослушивание на роль лидера свободного мира»

К критике США, правда, на сей раз чуть более сдержанно, присоединился и президент Франции. Он заметил, что подписавшие иранскую ядерную сделку страны теперь смотрят в разных направлениях, хотя и стремятся к общей цели — не допустить обретения Тегераном ядерного оружия. Кризис доверия действительно возник, но из-за введения американцами санкций в отношении стран, торгующих с Ираном. А Тегеран со своей стороны все обязательства выполняет, подчеркнул Макрон.

Не обошел вниманием французский лидер и Россию. Он напомнил о двух случаях применения химического оружия: в феврале 2017-го в аэропорту Куала-Лумпура был убит старший брат Ким Чен Ына — Ким Чен Нам, а потом нервно-паралитическое вещество использовали в Британии. Макрон уверен, что к последнему причастна Россия, и призвал Москву «сделать все, чтобы эта угроза была прекращена».

Он также рекомендовал не подписывать торговые соглашения с государствами, которые не выполняют условия Парижского соглашения по климату. Но не упомянул Соединенные Штаты, отказавшиеся от договора в 2017 году. Изменения, на его взгляд, назрели и в работе ООН: пора бы создать механизм ограничения права вето постоянных членов Совбеза (им обладают Россия, США, Китай, Великобритания и Франция).

Поднятую Макроном тему о причастности Москвы к отравлению в Солсбери продолжила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй. Она заявила, что договоренности о нераспространении ОМУ под угрозой: за последние полтора года химическое оружие применялось в Сирии, Малайзии, Великобритании. «Россия не позволяет спросить с режима Асада. Мы видели эрозию норм в Солсбери, когда Россия применила вещество у нас на улицах. Была попытка убийства», — заявила глава британского правительства.

Мэй критиковала Россию, выступая и на Генассамблее ООН, — за «вопиющее нарушение международных норм, начиная с оккупации суверенной территории и кончая использованием химического оружия агентами ГРУ на улицах британских городов».

Лавров заступился и за Сирию, назвав надуманными обвинения в адрес Дамаска и подчеркнув, что сирийское правительство уничтожило весь арсенал химического оружия в соответствии с российско-американской договоренностью 2013 года. «А вот у террористических группировок боевые отравляющие вещества есть! Террористы научились их синтезировать, создают для этого лаборатории, об этом давно предупреждали разведывательные службы, в том числе и американские», — уточнил Лавров. И напомнил, что Россия неоднократно предлагала выработать всеобъемлющую стратегию по борьбе с химическим терроризмом.

Общую критическую тональность поддержал и президент Польши. Анджей Дуда подчеркнул, что ни один случай применения химического оружия не должен остаться без ответа. И посетовал на размещение ракетных установок вблизи польских границ, потому что «такие действия в итоге приведут к ухудшению безопасности в странах Восточной Европы».

Днем ранее, на Генассамблее, Дуда, как и его французский коллега, указывал, что пора бы реформировать организацию. А заодно и Евросоюз. Он озвучил желание Варшавы принимать участие в работе Совета Безопасности, «чтобы у всех членов были равные права и возможности».

Организация разъединенных наций

В последнее время ООН все чаще становится объектом критики. Организацию упрекают в том, что она растеряла авторитет. Французская Le Figaro припомнила даже, что еще в 1965 году генерал Шарль де Голль осуждал «бурные и возмутительные заседания, на которых невозможно организовать объективное обсуждение». И вот, кажется, ООН вновь превратилась в шумное сборище.

С такой точкой зрения не согласен председатель Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов: «Это конкретное заседание не стоит рассматривать как образец нормальной работы Совбеза, потому что это было большое политическое шоу, перформанс возглавлял самый главный шоумен мира. Если быть максималистом и считать, что ООН — это некое сообщество, стремящееся к сплочению, а Совбез — прообраз мирового правительства, как мечтали основатели этой организации, то тогда ООН не работает. А если рассматривать эту организацию как механизм, при помощи которого даже самые острые противоречия не перерастают в прямые военные столкновения, тогда она свои функции выполняет».

Его мнение поддерживает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: «Любая международная организация настолько плоха или хороша, насколько ее хотят видеть такой страны-участники. Винить организацию — значит, винить себя или своих партнеров. Действительно, в ООН много проблем, но у нас нет ничего другого, обладающего столь значительной легитимностью, инициативностью. Как говорил Конфуций: чем проклинать тьму, лучше зажечь хотя бы маленькую свечку». Над совершенствованием ООН необходимо работать, уверен эксперт. Вне зависимости от того, насколько длительным и муторным может стать этот процесс.