Через дезинфекцию в ГИТИС: как проходят очные прослушивания

После долгих прений с Минкультом и Роспотребнадзором театральные вузы получили право слушать абитуриентов вживую. ГИТИС собрал у стен учебного театра и нового корпуса в Новых Черемушках около двух сотен молодых людей. Но без привычной тусовки с гитарами и песнями — электронная запись, строгая дистанция, маски, перчатки и дезинфекция всего, до чего только может дотронуться абитуриент. Наш корреспондент побывал на очных прослушиваниях и оценил серьезность экзамена в непривычных условиях.

Фото: пресс-служба ГИТИСа

Для желающих поступить в театральный испытания начинаются с живых прослушиваний. Обычно это три тура, к которым добавляются результаты ЕГЭ. В этом году правила игры изменились – очных этапов только два, шансы попасть на прослушивание сокращаются в разы.

Чтобы получить приглашение, надо записаться через электронную форму на сайте ГИТИСа. А точнее – успеть записаться. Свободные окошки на актерский и эстрадный факультеты разбирают за 30 секунд, а в режиссерскую мастерскую Юрия Бутусова – за 5 секунд. Впрочем, для менее продвинутых интернет-пользователей существует телефонная линия. Но она откроется позже. Никаких живых списков не предусмотрено.

Когда я подошла к новому корпусу ГИТИСа, было четыре часа дня – разгар прослушиваний. Но никакой толпы, песен под гитару и оживленных обсуждений. У входной двери сидят два парня и четыре девушки. Гитары убраны в чехлы. Молодые люди предельно сосредоточены. На лицах – маски, на руках – перчатки. При входе охрана измеряет температуру пистолетным термометром. У меня 36,6. Можно идти дальше.

– Простите, – врывается парень с улицы. – Измерьте мне еще раз температуру, пожалуйста. Просто для себя.

Градусник показывает 37,0. Университетские инструкции обязывают перепроверить температуру на ртутном градуснике, а потом решать – допускать абитуриента до экзамена или отправить домой.

Через дезинфекцию в ГИТИС: как проходят очные прослушивания

Запись открывается ровно на сутки. 90 человек – актерский факультет, 80 – эстрадный. Но количество мест варьируется от возможностей приемной комиссии. Сегодня ребят слушает молодой декан факультета Тарас Белоусов. Отборочный механизм работает с минимальной погрешностью. Десятка в час, пятиминутный перерыв, следующая десятка.

– Сложно всем: педагогам, руководству… Конечно, это риск. Надеюсь, справимся. Мы очень боялись толпы, но абитуриенты проявили огромную сознательность, – говорит Белоусов в маленьком перерыве.

Помощница уводит «отстрелявшихся» на задний двор, чтобы не создавать толпу. За 10 секунд называет две фамилии счастливчиков и возвращается в холл, чтобы отвести следующую группу в аудиторию. Сегодня это спортивный зал с трибунами и большим простором для соблюдения всевозможных дистанций.

Ребят рассаживают на первом ряду через 2-3 места друг от друга и настоятельно просят не снимать средства защиты. Педагог сидит где-то в 10 метрах от них. Перед ним специальное стекло. И при этом – маска и перчатки.

Схема прослушиваний предельно проста. Член комиссии называет фамилию, абитуриент подходит к приготовленному для него стулу, снимает ненужное, представляется, читает и поет. В аудитории даже стоит пианино, если надо себе аккомпанировать. Но чуть оголенные пальцы коснуться клавиш, как их обязательно продезинфицируют перед следующим абитуриентов. Причем делает это сам декан факультета. «Ну а что? Приходится разные профессии осваивать», – шутит Тарас Дмитриевич.

Надо сказать, каким бы странным не казалось происходящее, ребят это, похоже, мало смущает. Своего рода первый этюд на тему «Я в предлагаемых (коронавирусных) обстоятельствах». Тем более, что по ходу прослушивания могут возникнуть новые задачи.

– Где твой темперамент? Поругайся со мной! – требует Белоусов у светловолосой девушки, читающей Высоцкого. – Давай на меня! В экран!

Девушка меняет темп, повышает голос. Акустика разносит его по спортзалу, пока короткое «спасибо» не прерывает звучный полет.

– Я всегда говорю ребятам: «Не важно, как вы читаете». Драматический артист театра и кино – это не про чтение. Это про природу, талант, индивидуальность. Иногда приходится объяснять. Есть абитуриенты, которые учат 20 проз, 30 басен, а толку? Просто слова. Это же не конкурс на лучшую память, – говорит Белоусов после очередной прослушанной десятки.

– Вы часто спрашиваете у них, почему они идут в артисты.

– Мне интересна реакция. Это трудный вопрос на самом деле. Потому что человек, который готов терпеть, болеть, работать, пахать, четко сформулирует ответ. Возможно, в начале ему будет сложно подобрать слова. Но он идет за чем-то большим, чем блеск софитов, аплодисменты и обмен энергией со зрителем. А ведь многие мне именно так и отвечают. Во время прослушиваний хочется проводить профориентацию. Потому что это не праздник, а каторжный труд.

Через дезинфекцию в ГИТИС: как проходят очные прослушивания

Из этой десятки прошло четверо – большая редкость на отборе. «Я поступаю уже второй раз. До этого учился в РУДН на стоматолога. Забрал документы и пришел сюда. С родителями, конечно, были разногласия в начале. Но мы все обсудили, и они меня благословили», – говорит 22-летний Александр Большаков, прошедший на второй тур.

Уже у выхода меня ловит юноша, которому только предстоит экзамен.

– Ты говорила с мастером? И как? Прошла? – спрашивает он.

– Нет, я журналист. Буду писать об этом, – сбивчиво отвечаю я.

– Ааа… Знаете, мне очень нравится давать интервью. Не то что бы я часто это делал… Просто интересно. Может вы дождетесь, а то сейчас я настраиваюсь? – еле успевает произнести он, когда сформированную десятку отправляют в аудиторию.