День, когда Гитлер захватил власть. Можно ли было остановить нацистов

0

. Восемьдесят пять лет назад в Германии состоялись выборы в парламент, на которых нацистская партия получила абсолютное большинство. Без этого власть Гитлера не была бы полной. Волеизъявление прошло на безальтернативной основе: в бюллетенях значился всего один пункт. Победив, нацисты превратили заседания бундестага в формальность, и в стране окончательно установилась диктатура. Гитлеровцы добились этого запугиванием и насилием, вовсе не располагая поддержкой большей части населения.

Враг у дверей

Приход к власти нацистов — результат политической интриги, которая могла бы и провалиться. В 1932 году Гитлер трижды пробовал силы на общенациональных выборах, и каждый раз был недоволен результатом. Лучшее достижение нацистов — 37 процентов при голосовании в бундестаг в июле 1932-го. На президентских и повторных парламентских выборах в ноябре показатели были ниже: 36 и 33 процента соответственно. Поддержка нацистов снижалась.

В руководстве партии зрели опасения, что прийти к власти законными методами не получится. Уходила благоприятная конъюнктура. Симпатии к ультраправым подогревались всемирным экономическим кризисом 1929 года, означавшим для Германии банкротства крупных компаний и безработицу. Однако экономика восстанавливалась. Радикальный проект Гитлера — упразднение демократии — рисковал скатиться на обочину немецкой политики.

Стремясь любой ценой к власти, Гитлер сделал ставку на тех, у кого власть уже была. Нацистский вождь приобрел союзника в лице правоконсервативного политика Франца фон Папена, возглавившего кабинет 1 июня 1932 года. Нацист и консерватор заключили тайный пакт о том, что Гитлер становится канцлером, а фон Папен — его заместителем. Надо было только договориться с президентом Германии Гинденбургом, от которого зависели назначения в правительстве. Фон Папену это удалось, и 30 января 1933 года Гитлер занял пост канцлера. При этом его считали не самой сильной, зависимой от чужой воли фигурой.

Один фюрер — один закон

Гитлер возглавил государство в результате компромисса, но не собирался довольствоваться лишь частью власти. В Германии происходил ползучий нацистский переворот. Гитлер добивался неограниченных полномочий, утверждая: если не он, то у власти окажутся коммунисты. Амбиции нацистского лидера быстро приняли форму законопроекта о чрезвычайных полномочиях, в соответствии с которым глава кабинета получал право издавать законы, не считаясь с мнением депутатов и даже в обход конституции. Чтобы провести скандальный закон через парламент, требовались две трети голосов. Не располагая такой поддержкой, Гитлер убедил Гинденбурга распустить парламент.

К этому моменту в Германии уже действовал указ рейхспрезидента о защите народа и государства, принятый сразу после поджога. Граждане лишались прав на свободу собраний и неприкосновенность частной жизни: началась кампания массовых обысков. Сокращение свобод Гитлер и Гинденбург оправдывали коммунистической угрозой. Продолжались аресты лидеров компартии, отвлекавшие на себя общественное мнение, и на их фоне готовилось голосование по одиозному закону о чрезвычайных полномочиях кабинета министров.

Заседание бундестага, на котором Гитлер приблизился к абсолютной власти, состоялось без участия депутатов-коммунистов: те уже были арестованы. В зал не допустили и нескольких парламентариев из социал-демократов, о которых было известно, что они проголосуют против. Представителям этой партии в частном порядке угрожали штурмовики-нацисты. Вопреки давлению умеренно левые все равно бойкотировали закон.

Тогда противников нацистов просто объявили вне закона: 14 июля 1933 года в Германии запретили все партии, кроме Национал-социалистической. Наказали даже союзников гитлеровцев.

В этих условиях разыгрывался финальный акт исторической драмы. Пусть и формально, но Гитлеру требовались выборы в бундестаг. Голосование состоялось 12 ноября 1933 года, причем не тайное, а открытое: каждый мог видеть, кто как голосует. Парадоксально, но интрига все равно сохранялась. Штурмовики отлавливали и запугивали оппозиционеров, которых подозревали в попытке опустить в урны недействительные бюллетени. Тем не менее три миллиона избирательных листов были испорчены немцами, не желавшими для своей страны нацизма.

Обмануть дьявола невозможно

Научный сотрудник Института всеобщей истории Константин Софронов рассказал РИА Новости, что, хотя прихода к власти Гитлера можно было избежать, это событие вписывалось в логику предшествовавшей немецкой истории. «Уже в 1920-е социал-демократы не располагали большинством в парламенте и потому нуждались в партнерах для формирования правящей коалиции. На фоне экономического кризиса такие коалиции были все менее долговечными. Партии не могли договориться по ключевым вопросам. И президент Гинденбург перешел к управлению страной на основании статьи конституции, позволявшей принимать решения, не советуясь с парламентом. Это проложило дорогу Гитлеру: тот, по сути, сел в поезд, который уже двигался в сторону авторитарной Германии», — говорит историк.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

ВконтактеFacebookОдноклассникиTwitterWhatsappViberTelegram

По его мнению, успех Гитлера — это результат благожелательного отношения немецких элит, недооценивших лидера нацистов и эгоистично надеявшихся использовать накопленную им популярность. «Были иллюзии, что Гитлера легко контролировать, что это необразованный, странный человек, склонный к насилию, но в то же время и довольно ограниченный. Неспособный, например, вести переговоры на международном уровне. Такие немецкие политики, как, скажем, Альфред Гугенберг, рассчитывали легко манипулировать Гитлером. В этом крылась роковая ошибка, — заключает специалист. — Если бы Гитлер согласился на нечто меньшее, нежели канцлерство, например на пост министра, он еще мог бы стать пешкой в чужой игре. Однако от таких условий нацистский лидер отказался сразу и наотрез. А получив канцлерский пост, Гитлер почувствовал, что власть у него в руках, и уже не собирался отступать».