Эксперт прокомментировал украинский закон о пересечении госграницы

0

Действие украинского закона об уголовной ответственности для россиян за нарушение границы вполне реально при современных средствах связи и контроля, считает адвокат Дмитрий Аграновский.

Президент Украины Петр Порошенко подписал закон, который предусматривает введение уголовной ответственности за незаконное пересечение госграницы гражданами России. При этом действие закона, по мнению Киева, будет распространяться в том числе на Крым, который Украина до сих пор считает своим. Согласно украинскому законодательству, россияне могут въезжать в Крым только через украинские блокпосты, хотя полуостров воссоединился с РФ по итогам проведенного там в марте 2014 года референдума.

Как говорится в пояснительной записке к документу, предлагается установить уголовную ответственность за пересечение госграницы Украины «лицом, имеющим гражданство (подданство) государства-агрессора, или другим лицом в интересах государства-агрессора без соответствующих документов или с документами, содержащими недостоверные сведения, а также вне пунктов пропуска».

«Сейчас, при современных средствах связи и контроля, отследить, кто ездит в Донецк или Луганск ничего не стоит, как и внести в соответствующие базы. И граждане должны иметь в виду, что если они поедут после этого в Англию, и если украинцы направят туда соответствующий запрос, их могут там задержать. Если украинцы и наши западные партнеры зададутся такой целью, они смогут устроить нам большие неприятности», — рассказал Аграновский РИА Новости.

Собеседник агентства выразил надежду, что «этот закон останется на бумаге», и предостерег, что «при желании он может проявить себя самым неожиданным образом».

При этом адвокат поинтересовался, намерена ли Украина в этом случае преследовать группу Scooter или европейских парламентариев, которые в Крым периодически приезжают.

«Их деятельность также запросто можно истолковать как деятельность в интересах «государства-агрессора», потому что буквально все, кто там побывал, потом сделали заявление о том, что там нет никаких войск или репрессий», — заключил собеседник агентства.