«Гонка на вакцинах»: на Западе обвиняют Россию

Примерно через месяц после того, как пандемия коронавируса буквально поставила на колени мировую экономику, в политическом и медийном мире появился новый «жанр» международного соревнования, который можно иронично назвать гонкой на вакцинах. С учетом той очевидной психологической травмы, которую коронавирус дважды нанес коллективному Западу, вопрос выигрыша в этой гонке стал не просто политическим, а политическим и принципиальным с точки зрения сохранения самоуважения западного общества. Человеку, воспитанному лучших в традициях европейского гуманизма (что в современном мире в основном означает не европейца или американца, а человека с советским или российским образованием), довольно сложно понять современную западную одержимость «гонкой на вакцинах», но можно попробовать объяснить ее с точки зрения главной индустрии современных США или Великобритании, то есть с точки зрения политического и коммерческого пиара.

В пиар-пространстве коллективный Запад, а также конкретные США и Великобритания получили несколько серьезных «коронавирусных травм». Во-первых, выяснилось, что далекий (а также «глубоко тоталитарный и местами отсталый», согласно стереотипам лондонских и вашингтонских политиков) Китай справился с подавлением эпидемии лучше, осознал проблему раньше и эффективно ограничил экономический ущерб. На этом фоне даже в глазах собственных патриотов США и Великобритания, а также некоторые страны Евросоюза смотрятся не очень вдохновляющим образом.

Следующую травму самооценке коллективного Запада нечаянно (так бывает) нанесла Россия — своим «оскорбительно низким» уровнем смертности от коронавируса и налаживанием массового тестирования, что в сумме вызывало зубовный скрежет в западных СМИ и бездоказательные обвинения в подтасовке статистики, хотя статистика (помимо оценок ВОЗ) была самоочевидной: в Нью-Йорке трупы жертв эпидемий складывали в рефрижераторы на улицах, и уже этого достаточно для оценки разницы качества медицинского и государственного управления.

И вот на этом фоне, независимо от требуемых расходов и любых возможных рисков, для коллективного Запада (а также для некоторых конкретных амбициозных западных политиков) вопрос первенства в производстве вакцины становится жизненно важным с точки зрения имиджа, ибо нужно показать, что, например, США — это «все еще номер один в мире».

При этом при чтении американских СМИ создается странное ощущение: в зависимости от партийной принадлежности и наличия или отсутствия симпатий к Дональду Трампу со стороны владельцев издания конкретные редакции «болеют» или за американские компании, которые занимаются разработкой вакцины, или за британские, немецкие, даже индийские компании и университеты с прицелом на то, чтобы лавры победителей в «гонке вакцин» достались какой-то структуре из «правильной» страны, но чтобы «проклятый режим Трампа» не мог получить от этого политических бонусов. На макроуровне тоже присутствует аналогичный конфликт: вместо того чтобы координировать усилия со своими партнерами по НАТО или G7, официальный Вашингтон, по крайней мере, по оценке некоторых немецких СМИ, пытался «отжать» и перевести в США из Германии перспективную биотехнологическую компанию, у которой были какие-то важные антикоронавирусные разработки.

В этом контексте логично, что любые сообщения о том, что в России или Китае близки к созданию и массовому использованию вакцины против коронавируса, вызывают в западном инфополе реакцию, которую можно сравнить даже не столько с банальной аллергией, сколько с настоящим анафилактическим шоком.

Конечно, можно предположить, что американские чиновники от медицины действительно руководствуются только профессиональными соображениями, но с учетом всего вышеизложенного есть серьезные подозрения в наличии определенной политической ангажированности. В качестве примера официальной реакции на сообщения о российских планах начать массовую вакцинацию медиков уже этой осенью, а также на новости о китайских успешных испытаниях возможных вакцин можно привести позицию главного американского инфекциониста, которую публикует The Wall Street Journal:

«Доктор Энтони Фаучи, главный эксперт по инфекционным заболеваниям в США, заявил в пятницу на слушаниях подкомитета по COVID-19 конгресса, что США, скорее всего, не будут использовать вакцины, разработанные в Китае или России. «Я действительно надеюсь, что китайцы и русские на самом деле тестируют вакцину, прежде чем вводить вакцину кому-либо», — сказал он. — Утверждения о том, что вакцина готова к распространению до того, как проведено тестирование, я думаю, в лучшем случае проблематичны». Доктор Фаучи также заявил, что надеется, что США получат вакцину к концу года.»

Судя по сравнительному анализу возможных вакцин из разных стран, который приводит агентство деловой информации Bloomberg, Фаучи, вероятно, надеется на вакцину от американской компании Moderna.

Показательно, что в трекере от Bloomberg (по крайней мере, на момент написания статьи) отсутствуют российские разработки, что может способствовать появлению у западного читателя превратного впечатления о российских возможностях, ибо может возникнуть иллюзия того, что российская вакцина «появилась из ниоткуда».

Уже сейчас можно предположить, каким образом будет продолжена «гонка на вакцинах»: российскую или китайскую немедленно объявят опасными, сопроводив это соответствующими информационными вбросами в жанре фейк-ньюз. Параллельно с этим для убеждения более скептически настроенной части западной аудитории будет продвигаться тезис о том, что в любом случае, даже если вакцины работают, эти вакцины сделаны с помощью данных, якобы украденных китайскими, иранскими и российскими хакерами, причем соответствующая подготовка общественного мнения уже проведена. А финальной линией защиты станет циничное обвинение России и Китая в «вакционном национализме» и желании превратить борьбу с эпидемией в аналог какого-то международного соревнования, но в параллельном режиме будет продвигаться тезис о необходимости создать на Западе собственную вакцину, чтобы не зависеть в столь важном вопросе от Пекина или Москвы.

Проблема такого подхода заключается в том, что на каждом этапе этого «контролируемого отступления» — а то, что это именно отступление под натиском неумолимой реальности, уже нет сомнений — западная медийная машина будет терять доверие все новых и новых сегментов собственной аудитории. А закончится это очередными конференциями по поводу необходимости борьбы с российской и китайской дезинформацией и требованиями со стороны профильных американских и европейских структур выделить им еще бюджеты для восстановления былого имиджевого величия. Но доверие аудитории теряется легко, а восстанавливается медленно, причем коронавирус лишь ускорил те процессы деградации общественного доверия, которые и так происходили в западном мире. А Россия, Китай и прочие «дежурные виноватые», на которых любят кивать в западном медиапространстве, на самом деле не имеют к этой проблеме никакого отношения, и страдать от «вакционного национализма» нашим западным партнерам предстоит по собственной вине и, вероятно, в гордом одиночестве.