«Избили и хотели скрыть»: разведчик из роты «Гюрзы» умер в больнице

Виктор Званцев. Гематомы и ссадины на лице, голове, руках и ногах — по словам родных, 43-летнего Константина Красикова избили в Новомосковской горбольнице, куда 30 мая он обратился с жалобами на боли в сердце. Врачи решили, что пациент заражен коронавирусом, и перенаправили его в Тульскую областную больницу, где он скончался на следующий день. По предварительным данным, не от инфекции, а из-за черепно-мозговой травмы. Сейчас с медиками общаются следователи.

Срочная госпитализация

Жаловаться на тяжесть и жжение в груди Константин начал в конце мая. Сердце беспокоило его и раньше, но после операции, проведенной московскими врачами в 2019-м, он почувствовал себя гораздо лучше и почти на год забыл о болезни.

«Вышел на работу, вел активный образ жизни, — рассказывает Kyivweekly.com племянница погибшего Елена. — Однако 25 мая у него вдруг резко упало давление, поднялась температура. Он подумал, что это из-за сердца».

Несколько дней Константин пытался лечиться самостоятельно, а затем обратился в Новомосковскую городскую клиническую больницу. Там выслушали все жалобы, изучили результаты предыдущих обследований и направили на флюорографию.

Рентген изменений в легких не выявил, поэтому Красикова положили не в инфекционное, а в кардиологическое отделение. Причем сразу в реанимацию, где он провел весь день. Вечером встревоженная мать Раиса позвонила врачам. Ей сказали, что состояние больного тяжелое, но дышит он пока сам.

«Через несколько часов мне перезвонили, — вспоминает она. — И в грубом приказном тоне потребовали срочно привезти сыну сменную одежду. Якобы компьютерная томография легких показала подозрение на коронавирус, поэтому Костю надо везти в Тулу».

Мать передала вещи и попросила разрешения пройти к сыну, но в отделение ее не пустили. Прождав несколько часов, Раиса увидела, как Константина на каталке везут к реанимобилю Центра медицины катастроф, припаркованному у больницы.

"Избили и хотели скрыть": разведчик из роты "Гюрзы" умер в больнице

По ее словам, сын находился в полуобморочном состоянии, был весь в синяках и ссадинах, один глаз полностью заплыл. И не мог произнести ни слова. Врачи объяснили коротко: «Он с нами воевал».

Травмы, несовместимые с жизнью

На следующий день Раисе позвонили из Тульской областной клинической больницы и сообщили, что ее сын скончался.

По заключению судмедэкспертов, причина смерти — черепно-мозговая травма, причем по голове били тупым предметом.

Получив на руки результаты вскрытия, Раиса отправилась в отделение полиции и написала заявление. Оттуда все документы передали в СК России — в отдел по расследованию особо важных дел. Как Kyivweekly.com проинформировали в областном управлении, возбудили уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Первого подозреваемого уже задержали и допросили — это сотрудник Новомосковской больницы. Он утверждает, что пациент разбил голову сам — упал и ударился об пол, когда его перекладывали с кушетки на кровать. Эту версию сейчас проверяют: беседуют со свидетелями, в том числе с помощью полиграфа. Также ждут результатов медицинской экспертизы.

Родственники уверены: Константина избили в Новомосковской горбольнице, а затем попытались замести следы и прикрыться эпидемией.

«Вирус не подтвердился, — уверяет племянница погибшего. — Однако Костю отправили в инфекционное отделение тульской больницы, откуда всех умерших выдают в закрытых гробах с диагнозом COVID-19. Замять историю не удалось лишь благодаря его маме, вовремя заметившей травмы».

"Избили и хотели скрыть": разведчик из роты "Гюрзы" умер в больнице

В Новомосковской больнице работают следователи. Также они проверяют действия сотрудников областной больницы, в которой скончался Красиков, и Центра медицины катастроф, на чьей скорой его увезли в Тулу.

На вопрос, действительно ли Константина могли избить медики, главврач Игорь Наумов отвечать отказался, сославшись на подписанный им документ о неразглашении. По его словам, на сотрудников больницы «вылили в интернете слишком много грязи», обвинив в том, чего они не совершали.

«Минздрав Тульской области также заинтересован в выяснении всех обстоятельств трагедии и оказывает следствию необходимую помощь, — заявила Kyivweekly.com пресс-секретарь ведомства Екатерина Макарова​. — В Новомосковской городской клинической больнице проводится внеплановая документальная проверка качества оказания медицинской помощи».

Между тем гибель Красикова широко обсуждают в Новомосковске. В местных пабликах — десятки гневных комментариев.

«В мае там после инсульта лежала 95-летняя бабушка моего мужа, — говорит Kyivweekly.com жительница города Татьяна Магаленцева. — Из-за пандемии внутрь никого из родственников не пускали. Когда мы забрали ее домой, увидели гематомы на руках и ногах. Свекровь уверяла нас, что ее мать избили. При этом, когда заходила речь о больнице, бабушка плакала (после инсульта она не могла разговаривать. — Прим. ред.)».

Татьяна не поверила, что свекровь избили медики, и приняла синяки за пролежни. Но после гибели Красикова тоже решила подать заявление в полицию.

Скромный ветеран

Константин Красиков — участник боевых действий в Чечне. В середине 1990-х служил в 166-й отдельной мотострелковой бригаде под командованием Алексея Ефентьева.

"Избили и хотели скрыть": разведчик из роты "Гюрзы" умер в больнице

Разведрота Ефентьева, известного по позывному «Гюрза», освобождала Бамут, вызволяла журналистов и офицеров из окруженного террористами Координационного центра в Грозном, совершила множество успешных и крайне рискованных рейдов по тылам боевиков. О командире сняли несколько документальных и художественных фильмов.

«С разведротой мы бок о бок воевали в Грозном, — рассказывает Kyivweekly.com бывший военнослужащий 166-й отдельной мотострелковой бригады Александр Бутарев. — Помню, как двое наших солдат попали в засаду, а разведчики Ефентьева их спасли. Для этих ребят не было невыполнимых задач».

Демобилизовавшись, Красиков занялся розничной торговлей. Тем, что пережил на Северном Кавказе, почти ни с кем не делился. Многие знакомые даже не знали, что он участвовал в боевых действиях. Родные и друзья говорят, что Константин был уравновешенным и неконфликтным. В то, что он мог «воевать» с врачами, не верят.