Избивали и вымогали. Чеченцы нагнали страху во Франции

0

На севере Франции задержаны рэкетиры, вымогавшие деньги у водителей грузовиков. Оказалось, что преступники — выходцы из Чечни. Они требовали по двести евро за проезд, несогласных избивали. Это вызвало серьезный общественный резонанс: весной в Париже произошел теракт, его совершил тоже уроженец Чечни.   

Подозрительная диаспора 

В квартирах участников преступной группировки провели обыски. Полицейские обнаружили огнестрельное оружие. Почти все задержанные значились в базах европейских спецслужб по подозрению в радикальном исламизме. О спецоперации проинформировали и российское посольство во Франции.

За тем, как разворачивались события, внимательно следили французские СМИ. Дело в том, что чеченцы в этом году уже попадали в криминальные хроники. В мае в центре Парижа на прохожих с ножом напал 21-летний выходец из Чечни Хамзат Азимов. Одного человека он убил, четверых ранил. Ответственность за теракт взяло на себя «Исламское государство»*.

Азимов посещал мечеть, куда ходят многие переехавшие во Францию чеченцы. За несколько лет до этого его имя всплывало в связи с деятельностью подпольной исламистской группировки. Но тогда Азимов был несовершеннолетним и его не стали задерживать.

После теракта к чеченской диаспоре относятся с большей подозрительностью. Тем более что выходцы из Чечни и раньше участвовали в избиениях, грабежах, рэкете.

Например, пять лет назад на Лазурном Берегу молодые чеченцы совершали нападения на охранников курортов. Когда их арестовали, объяснили, что хотели поделить сферы влияния на средиземноморском побережье. В этом году в городе Реймсе чеченцы устроили драку с выходцами из южноамериканской Гвианы. В результате погиб Магомед Умаров. Его друзья заявили, что отомстят. А в Эльзасе нередки стычки между чеченцами и арабами, а также турками. Исход столкновений — множественные ранения с обеих сторон.

Французские правоохранительные органы не раз жаловались на сложности с уроженцами Чечни. Статус беженцев, полученный многими при переезде в Европу, мешает расследованию преступлений. 

У страха глаза велики 

Тревога нарастает не только во Франции, но и в соседней Германии. В сентябре немецкие спецслужбы предотвратили теракт, который готовил этнический чеченец. Доказательством его вины стали найденная в квартире взрывчатка и связи с салафитами — последователями радикального течения в исламе.

Немецкие спецслужбы призвали власти усилить контроль за салафитскими организациями и не предоставлять статус беженцев чеченцам, находящимся в разработке российских силовиков. Но правозащитники и журналисты раскритиковали такие методы работы, потребовав искать более толерантные способы интеграции чеченцев в европейское общество. 

Пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримов в разговоре с РИА Новости заявил, что никаких объективных данных, основанных на конкретной информации правоохранительных органов европейских стран, которые свидетельствовали бы о том, что чеченцы причастны к громким преступлениям, не имеется. «Мы не раз встречались с европейскими послами и дипломатами, и они говорят, что в целом чеченцы законопослушны. Нет у них проблем и с адаптацией в европейское общество», — подчеркнул Каримов. 

Чеченцы чеченцам рознь 

Чеченская диаспора в Европе не превышает трехсот тысяч человек. Общее число мигрантов в европейских странах приближается к двум миллионам, значит, на чеченцев приходится порядка 15 процентов. Впрочем, в Грозном считают эти оценки завышенными. 

Выходцы из Чечни проживают в основном в Германии, Франции, Польше, Дании, Австрии и Норвегии. Переселились сюда не сразу. Беженцами первой волны считаются те, кто прибыл в середине 1990-х годов, в разгар первой чеченской кампании. Новый поток — это начало нулевых, после разгрома радикалов в ходе второй чеченской кампании. Многие беженцы первой и второй волны давно стали гражданами ЕС, а их дети никогда не были на Кавказе.  

Переселяющиеся сегодня в страны ЕС чеченцы считаются беженцами третьей волны. Отъезд они объясняют притеснениями и гуманитарными проблемами на родине. Многие не скрывают, что просто хотят улучшить материальное положение за счет европейских пособий беженцам.

И практически все они сталкиваются с одной проблемой: патриархальный семейный уклад, консервативные взгляды, строгое следование национальным традициям мешают интегрироваться в европейское общество. Замкнутость чеченской диаспоры отпугивает и европейцев. 

Альви Каримов в разговоре с РИА Новости указывает: «Среди тех, кто совершает преступление и именует себя чеченцем, много представителей различных национальностей, которые ради получения статуса и возможности остаться в Европе выдавали себя за чеченцев». 

В то же время европейские власти нередко преднамеренно преувеличивают угрозу. «Панические настроения вокруг чеченцев и в Германии, и во Франции нагнетаются, особенно в последние два года. Таким способом европейцы, возможно, пытаются сдержать волну беженцев, продолжающих переселяться в Европу», — говорит кавказовед Нурлан Гасымов, эксперт Института востоковедения РАН.

Сотрудник Института национальной стратегии Раис Сулейманов считает неверными и представления европейцев о том, что все чеченцы исповедуют радикальный ислам. «Чеченцы исторически относились к последователям суфизма — умеренного направления ислама. И сегодня они остаются последователями суфизма. К радикализму склонны те, кто вырос в Европе. Причем экстремистские идеи они зачастую перенимают у самих европейцев или беженцев из других регионов».

Эксперты не отрицают, что некоторые чеченцы имеют боевой опыт. Но обращают внимание на статистику криминала и терактов в Европе. Например, в Германии общее число радикально настроенных граждан превышает 11 тысяч, однако на заметке у правоохранительных органов находятся только 70 чеченцев. А самые громкие теракты и преступления за последние годы совершили выходцы из стран Ближнего Востока, Африки и Южной Азии. «Выходит, что пока больше надуманных угроз, чем реальных», — заключает Гасымов.

*Террористическая организация, запрещенная в России.