Жители городов на западе Сирии рассказали о действиях боевиков

Боевики, захватившие небольшой город Калаат-аль-Мадик на западе Сирии, пытались многие здания приспособить под свои нужды, а школу и вовсе расписали экстремистскими надписями и устроили в ней штаб, сообщил журналистам сотрудник школы Мухаммед Абдурахман Абу Хамед.

«Боевики написали эти слова (экстремистские лозунги – ред.) за то, что преподаватели и директор школы им отказали. Они много ругались между собой, руководство школы сначала не хотело разрешать писать эти слова, но боевики угрожали оружием, поэтому мы ничего не могли сделать», — сказал Абу Хамед, показывая на одну из надписей, нанесенных террористами.

Сама школа разграблена, на ее восстановление может уйти несколько лет. Книги боевики сожгли, а одну из аудиторий использовали как штаб. Стоящее неподалеку от школы небольшое здание, в котором раньше организовывали выставки работ учеников, боевики превратили в полевой госпиталь. Вокруг домика в радиусе нескольких метров раскидано огромное количество оставшихся медикаментов.

В другом населенном пункте, небольшом поселке Нейраб недалеко от аэропорта Алеппо, жители вспоминают жертв ракетной атаки боевиков «Джебхат-ан-Нусры» (террористическая организация, запрещена в РФ) годовой давности.

«Я помню эту дату — 14 мая 2019 года. Примерно в 18.30 в наш лагерь беженцев прилетело шесть ракет, выпущенных «Джебхат-ан-Нусрой». Только здесь в результате разрыва ракеты погибли мой сын, моя сестра, ее муж, мой племянник и дочь соседа. Еще мне известно о двух-трех раненых», — вспоминает пожилой житель Махмуд аль-Саади.

«Они убили их! Почему? Мы простые мирные жители. У нас нет оружия. Мы ничего не сделали им. Почему они нас убивали? Это мой вопрос. Я называю их террористами и настаиваю на том, чтобы все называли их террористами, потому что они убивают детей. Люди по всему миру пытаются дать своим детям самое лучшее. А они что делают?» — негодует Халед аль-Хатыб, который год назад лишился своего 10-летнего сына.

Жители поселка уже начали восстанавливать свои дома, но на многих из них до сих пор заметны следы обстрелов – дыры в стенах от осколков могут достигать нескольких десятков сантиметров.

«Мой сын сидел вот там. А на улице играл мой внук. И прямо сюда прилетела ракета. Осколки прошили весь дом – посмотрите, следы до сих пор видны на стенах дома. Погибли и мой сын, и мой внук. Не важен дом, заново отстрою, но я лишился самых дорогих мне людей — сына и внука», — рассказал еще один житель лагеря Валид Шабруни.

Нейраб — поселок около аэропорта Алеппо, в котором был разбит лагерь для палестинцев, вынужденных покинуть родные земли. Сначала переселенцы жили здесь в палатках и казармах, затем начали строить небольшие дома. Год назад террористы резко увеличили количество обстрелов на севере сирийской провинции Хама, в Алеппо и в горной Латакии. Отряды боевиков пытались атаковать позиции сирийской армии, но жертвами их огня зачастую становились даже не отдельные мирные жители, а целые поселки.

* Запрещенная в России террористическая группировка.