Клеймо на России: какова вероятность новых санкций

0

В США стартовала избирательная кампания, и тема России никуда не исчезла. Введут ли против Москвы «адские» санкции, откажется ли Европа от «Северного потока — 2» и стоит ли ожидать исхода из нашей страны американских компаний, рассказал в интервью «Газете.Ru» президент Американской торговой палаты в РФ Алексис Родзянко.

Санкции можно вводить и можно отменять

— Год назад вы сказали, что «санкции — это истерика». Как бы вы сейчас охарактеризовали те санкции, которые применены в отношении России, в том числе со стороны США?

— Сейчас, в этом моменте, истерики нет. Хотя эта тема не пропадает, и она находит все новые и новые пути выражения. Например, рассмотрение решения исполнительной власти США о снятии санкции с компаний «En+» и «Русала» в связи с владением этими компаниями Олегом Дерипаской. Инициатива исходит от демократов, которые в сенате продолжают оставаться в меньшинстве, но которые видят в этом возможность политически побороться с властью Дональда Трампа.

— Насколько эта инициатива проходная через парламент?

— У республиканцев большинство в сенате, причем больше, чем было в прошлом году. И если смотреть на состояние дебатов сегодня, то республиканцы согласились этот вопрос обсудить, но не приняли решение…

— Ваш прогноз? Вы же знаете ситуацию изнутри…

— Аргументы со стороны исполнительной власти убедительны. Санкции убедительны, если они действуют в обе стороны.

Если просто добавлять-добавлять-добавлять санкции без возможности их снимать, это перестает действовать.

Я надеюсь, что парламентарии поддержат свое правительство и дадут возможность снять эти санкции. В противном случае будут проблемы и для экономики Америки, и для экономики Европы.

— Насколько внутриполитическая повестка в США ощутима во всех этих санкционных упражнениях? Складывается ощущение, что избирательная кампания, президентская гонка в США уже стартовала.

— Кампания стартовала, это факт. Это легко заметить.

— На каких примерах?

— Уже ряд демократов объявили о своем желании баллотироваться в системе праймериз. Достаточно большой список кандидатов. Да и времени немного осталось. Поэтому политическая составляющая будет нарастать и нарастать. Это первое.

Второе, если в последние два года тема России занимала первое место в новостях, то, как мне кажется, сейчас первенство уже не за российской тематикой.

Важнее теперь уже вопросы южной границы, Китая, торговой войны. Об этом куда больше пишется, чем о России.

Чем дольше санкции, тем они эффективнее работают

— Российские власти утверждают, что Россия уже приспособилась к санкциям, даже в чем-то выигрывает от санкций. Согласны?

— В чем-то, наверно, санкции пошли на пользу. Потому что обострили или как бы прибавили давления по принятию решений, которые могли бы дольше приниматься или вообще не принимались бы в отсутствие санкций. Но с другой стороны, отрицательные последствия, несомненно, есть. Долгосрочное отсутствие доступа к рынкам капитала — это большой минус. Создание клейма — лучше в Россию не идти — очень сильно сдерживает принятие решений по инвестированию в российскую экономику. Рост экономики в России мог бы быть выше, если бы не санкции. Чем дольше санкции продолжаются, тем этот тормоз действует сильнее.

— То есть баланс все-таки в пользу негатива получается?

— Это лучше оценят потом историки. С моей точки зрения, со временем отрицательные (последствия санкций) начинают преобладать.

— У Вас тоже складывается такое ощущение, что на русских, на русскоязычных людей за пределами России стали косо посматривать?

— Я не скажу, что на бытовом уровне это заметно. Мне, в любом случае, не так уж заметно. Наверно, есть и эта сторона. Она неизбежна. Она следует за государственной политикой.

— Есть опасения, что если вступит в силу так называемый «адский пакет» санкций, если будет запрет на операции с российским госдолгом, если Россию отключат от системы международных расчетов SWIFT, то российскому бизнесу наступит конец…

— Начнем с того, что вероятность принятия «адского пакета», любого дополнительного пакета сильно снизилась в результате того, что не было столь агрессивного поведения по отношению к президентским выборам в США с российской стороны. Как это было в 2016 году. Тогда, в 2016-м, в 21 из 50 штатов было проникновение в списки избирателей, и это проникновение, как нам говорят, было совершено со стороны российских спецслужб. Они проникли, но, как говорят, ничего не сделали. А могли бы манипулировать списками избирателей. Это уже прямое нарушение процесса избирательного.

В этот раз (на выборах в конгресс) очень следили, будет ли повторение таких попыток. Насколько я понимаю, таких попыток не было. Сдержанно российские спецслужбы вели себя по отношению к этим выборным спискам.

А законопроект «адский», он нацелен именно на этот момент, поэтому, мне кажется, что вероятность принятия его в том виде, в котором это было предложено, сейчас ниже.

Американские компании не спешат на выход

— Хочется спросить вас про исход американских компаний из России. Идет противоречивая информация. Вроде бы в 2018 году заметного ухода крупных компаний, по крайней мере, не было. Но тогда выходит, что американские компании, которые работают в России, не очень законопослушные?

— Они законопослушные, и они соблюдают все санкционные запреты и ограничения, которые на них накладываются.

Но, наверно, лучше использовать термин «ограничения», чем «запреты». Запретов, как таковых, мало. Ограничений больше.

Но в рамках этих ограничений все равно можно вести бизнес, и 90% ограничений, если не больше, не затрагивают возможности ведения бизнеса в России, и американские компании продолжают здесь работать.

Теперь посмотрим с другой стороны. Что они сделали? Ухода компаний нет, но количество американцев, работающих в России, сократилось процентов на 70, если не больше.

— Почему?

— Отчасти потому, что американские менеджеры дорогие, при этом выросло поколение менеджеров в России, которые вполне способны делать ту же работу так же хорошо или даже лучше. В тех же американских компаниях.

И есть еще фактор… Американские компании сокращают свои риски, в том числе, за счет того, что убирают физических лиц, которые сами попадают под риск и которые компанию могут тоже под риск поставить.

Я сам замечаю, что американцев, моих знакомых, меньше стало. В моем совете директоров осталась приблизительно треть американцев и 40% россиян. Куда больше стало россиян и граждан третьих стран.

Болтать имеет право каждый

— Ситуация вокруг «Северного потока — 2». Россия прокладывает газовую трубу в Европу. А США давят на Европу, на Германию, чтобы европейцы покупали американский сжиженный газ. Это ли не пример недобросовестной конкуренции?

— Мне кажется, что это достаточно слабые аргументы. Я участвовал в дискуссии в рамках Гайдаровского форума. И прозвучала мысль, что такое не первый раз случается. Когда в 70-х годах строился первый газопровод, подобные разговоры не остановили Европу от того, чтобы построить газопровод.

— Но вы не ответили… Является ли это примером недобросовестной конкуренции? Независимо от того, согласится Европа на российский газ или на американский СПГ…

— Скорее это неэффективная конкуренция, чем недобросовестная. Болтать всем разрешено.

— Эффективно или нет, пока непонятно. Трубопровод российский прокладывается, но и планы навязать заокеанский СПГ тоже никуда не делись…

— Никому никто не навяжет то, что стоит дороже. Думаю, это простой вопрос. Мне кажется маловероятным, что Европа откажется от выгодной для нее сделки. В пользу менее выгодной.

— Главы американских компаний, которые работают в России, не жалуются вам на некомфортные условия работы в России из-за санкций?

— Жалуются. Теперь, чтобы в России глава американской компании получил необходимые инвестиции, ему нужно в три раза больше аргументировать, доказывать, работать, чтобы добиться результата. Потому что это Россия.

— Coca-Cola не уйдет из России?

— Я за Coca-Cola решений не принимаю, поэтому точно сказать уйдут-не уйдут, не могу. Скажу только, что я очень удивлюсь, если они уйдут.

Они уйдут уж, скорее, если их заставит уйти российская власть, чем американская.

«Колу», по-моему, продают даже в Иране. Эта компания не есть что-то стратегическое.

— А McDonald’s останется, тоже ведь символ Америки? Антиамериканизм сейчас в России расцвел….

— Если большевики не придут, то Coca-Cola и McDonald’s останутся.

— В прошлом нашем интервью, примерно год назад, Вы говорили, что взаимоотношения США и России достигли дна. Сейчас второе дно?

— Эти отношения хуже не стали. И даже стали, можно сказать, несколько лучше. В силу того, что Россия воздержалась от агрессивного поведения во время выборов в конгресс в ноябре.