Конвейер смерти: раскрыты подробности зверств нацистов на Новгородчине

Гитлеровские каратели в годы Великой Отечественной войны устроили на новгородской земле настоящий расстрельный конвейер: людей они убивали партиями одна за другой и затем закапывали штабелями — об этом рассказывают новые документы из государственных архивов Новгородской области, с которыми ознакомилось Kyivweekly.com.

В рамках проекта «Без срока давности» в государственных архивах Новгородской области найдены документы, повествующие о злодеяниях нацистов на оккупированных территориях.

Казнь за казнью

Так, акт комиссии Черновского сельсовета Батецкого района раскрывает подробности массовых расстрелов и истязаний мирных жителей, замученных гитлеровцами в деревнях Жестяная Горка и Черное.

«Немецко-фашистские войска, оккупируя территорию Черновского сельсовета, сразу же применили жестокую расправу над советскими гражданами путем массового расстрела и повешения наших людей на виселицах», — говорится в документе.

По результатам опроса свидетелей из числа местных жителей комиссия установила, что за селом Черное в местечке Боровица гитлеровцы устраивали массовые расстрелы партизан и тех, кто подозревался в сотрудничестве с ними.

«На расстрел немцы советских людей привозили на автомашинах группами по три-пять человек, приводили пеших. Ставили около ям и залпом производили расстрел из автоматов, после чего трупы укладывали рядами в ямы и тонко засыпали землей. А потом опять привозили новых людей, расстреливали и ложили [так в тексте] в эти же ямы», – сообщалось в акте.

«Ориентировочно, расстреляно немцами 240 человек», — писала комиссия.

Расстрелы «просто так»

О том, как организовывались массовые расстрелы в селе Черном, в своих показаниях на допросе в 1947 году сообщил офицер бывшего германского 38-го армейского корпуса по фамилии Мюнх. Причем, по словам этого палача, он и сам не знал, кого и за что приказывает казнить.

«После того, как из Жестяной Горки привозили арестованных в Черное, жандармы мне об этом докладывали, и мы ехали за деревни в кустарник, что примерно в 700 метрах к югу от Черное. Тут же в кустарнике мои жандармы стреляли в затылок и после этого вырывали яму и закапывали расстрелянных. Об исполнении приказа я делал отметку, где указывал, что таких-то людей расстрел произведен, и ставил дату и свою подпись», — сказал немец.

По словам Мюнха, при жандармской команде не было переводчика, а сам он русского языка не знал.

Конвейер смерти: раскрыты подробности зверств нацистов на Новгородчине

«Поэтому, когда мои жандармы приводили советских граждан из деревни Жестяная Горка, то я с арестованными не разговаривал, их фамилию не сличал с фамилиями, которые значились в приказе, а сразу же давал указание расстрелять. За что расстреливали этих людей, я и сам не знал, в приказе было указано, что это партизаны, а кто они были на самом деле, я не знал», — признавался Мюнх.

Сколько советских граждан было расстреляно до прибытия Мюнха в деревню Черное, ему было неизвестно.

«Гаупт-фельдфебель Кунц, который являлся заместителем моего предшественника Функе, показывал мне за деревней Черное места, где находились ямы, в которых были захоронены расстрелянные советские граждане. Кунц мне рассказывал, что в этих ямах похоронено очень много советских людей, расстрелянных жандармами», — говорил палач.

Акт комиссии Черновского сельсовета, как и другие подобные материалы, войдут в состав новгородского регионального тома сборника архивных документов федерального проекта «Без срока давности», который планируется к выпуску во второй половине 2020 года.

До конца года такой сборник документов должен выйти в каждом регионе России, территория которого подвергалась полной или частичной оккупации в годы войны.

Женщины и дети, угнанные в рабство

Большая часть документов впервые будет опубликована и представлена широкой общественности. В сборнике будут раскрыты подробности трагедии в Колмовской психиатрической больнице и Холокоста в Старой Руссе. Кроме того, документы, планируемые к публикации в сборнике, расскажут о зверствах карателей на территории Партизанского края, массовом сожжении мирных жителей в деревнях Волотовского, Уторгошского, Солецкого и других районов.

Подробности злодеяний гитлеровцев раскрыты в рассказе жительницы деревни Горки Шимского района Корнеевой, который она составила в 1946 году.

«У населения они грабили одежду, обувь, убивали коров, овец, телят, куриц. Стариков и молодежь били плетками, палками. Во время оккупации я и вся молодежь, насильно заставленная по наряду, работали на шоссейной дороге», — говорится в документе.

Конвейер смерти: раскрыты подробности зверств нацистов на Новгородчине

Как вспоминала Корнеева, в 1941 году по приказу оккупантов местный староста собрал жителей деревни и спросил, кто хочет добровольно поехать в Германию.

«Но, конечно, все отказывались от поездки в немецкую каторгу. Тогда немцы отправляли насильно народ, женщины и дети плакали, но на них не обращали внимания, а били и гнали насильно в рабство», — писала Корнеева.

Живой товар на продажу

Угнанные советские граждане использовались гитлеровцами как товар на продажу. Об этом, в частности, рассказала Пелагея Карпова, уроженка деревни Глухово Батецкого района Новгородской области.

«14 января 1944 года меня вместе с детишками и старухой матерью фашистские изверги насильственно выгнали из дома и отправили на станцию Батецкая, откуда 16 января 1944 года погрузили в товарный неотапливаемый вагон, набитый до отказа. В нечеловеческих условиях были отправлены в неизвестном для нас направлении. Трое суток мы находились в пути, лишенные самых элементарных человеческих условий, то есть горячей пищи, света, не говоря уже о тепле», — сообщила Карпова.

Через три дня состав прибыл в Литву, на станцию Куршон. «Там немецкие фашисты устроили торги, то есть продажу нас, рабов. Так как я имела четырех детей до 13-летнего возраста и старушку мать, то меня покупатели-господа браковали и на работу никуда не брали, и на четвертый только день с семьей направили к одному хозяину-литовцу», — вспоминала Карпова.

По ее словам, у этого человека она за кусок хлеба стирала белье, мыла полы, пилила дрова и прочее, а дети пасли скот.

«Бытовые условия за все время моей работы были самые ужасные. Тесная, грязная, темная, сырая, с земляным полом комната никак не могла служить как жилье, а скорее являлась рассадником всяких заболеваний», — рассказала Карпова.

«Ежечасно и ежеминутно я боялась, что хозяин выгонит меня на улицу, а поэтому как бы мне ни трудно было, я все распоряжения хозяина выполняла беспрекословно и безоговорочно. Совместно со мною такую же горькую участь разделяли мои соседи … и другие жители нашего сельсовета в количестве 338 человек», — добавила она.

В период с июля 1941 по февраль 1944 года гитлеровцами полностью или частично были оккупированы 18 районов из 27, вошедших затем в состав Новгородской области. Более двух лет оставались занятыми немцами города Новгород, Старая Русса, Чудово, Сольцы, Холм.

В мае 2019 года Следственный комитет России возбудил уголовное дело по статье о геноциде в Новгородской области. Расследование касается событий 1941-1943 годов в деревне Жестяная Горка и селе Черное, где, по данным следствия, были расстреляны и замучены не менее 3,7 тысяч мирных жителей.

В августе прошлого года управление ФСБ по Новгородской области обнародовало имена 19 карателей, которые в годы войны уничтожали мирное население в Жестяной Горке и Черном. Все они — выходцы из Латвии.