Мимо пролетали. На радарах мелькнули подозрительные метеороиды

Татьяна Пичугина. Ученые обнаружили пять метеороидов, возможно, прилетевших в Солнечную систему из других звездных систем. Это объекты гораздо меньше, чем комета Борисова и астероид 1I/Оумуамуа, но их появление доказывает, что межзвездные гости у нас не редкость.

В поисках пыли далеких звезд

В 1960 годы ученые выяснили, что крошечные частицы вещества способны проникать в Солнечную систему извне вместе с межзвездным ветром. Вскоре на спутниках и космических аппаратах стали ставить детекторы космической пыли.

Запущенная в 1990-м к Юпитеру межпланетная станция Ulysses измеряла массу, скорость, электрический заряд и направление полета частиц. Если встретится пылевое облако, то, предполагали ученые, родившиеся в нашей системе частицы будут тяготеть к плоскости эклиптики (плоскости обращения планет вокруг Солнца), а инородные — нет. Так и вышло. Всего аппарат Ulysses зарегистрировал 313 межзвездных частиц микронного и субмикронного размера. Они двигались в том же направлении, что нейтральные атомы водорода и гелия, приносимые межзвездным ветром. Источник этих частиц — Местное межзвездное облако, в которое Солнечная система вошла более ста тысяч лет назад.

Японский зонд Hiten, исследовавший Луну в 1990-1991 годах, зарегистрировал пятьсот частиц, из них двадцать — предположительно, межзвездные.

Космический аппарат Cassini отправился в 1997 году к Сатурну с усовершенствованным детектором космической пыли на борту. На орбите планеты-гиганта он зарегистрировал множество частиц, в основном выброшенных гейзерами ледяного спутника Энцелада, из них 36 оказались «не нашими».

Удивительно, но даже аппараты Voyager, бороздящие космос с 1977 года, зафиксировали столкновения с межзвездными частицами после того, как удалились за орбиту Плутона. А миссия Stardust в 2006 доставила на Землю капсулу с собранными образцами, среди которых есть и «чужеродные».

Поймать гостя за хвост

В октябре 2017 года гавайский телескоп Pan-STARRS, обозревающий все небо в поисках приближающихся к Земле крупных астероидов, обнаружил объект с гиперболической орбитой. Это означает, что небесное тело не обращается внутри нашей системы вокруг Солнца, а попало сюда пролетом из другой звездной системы.

Гость оказался довольно крупным каменным сигарообразным астероидом длиной около двухсот метров. Его назвали 1I/Оумуамуа — разведчик. Его наблюдали чуть больше месяца, после чего он исчез в глубинах космоса.

Второй межзвездный посланник объявился в августе прошлого года. Его открыл астроном Геннадий Борисов в Крыму. Это комета 2I/Borisov — ледяная глыба с ядром порядка километра в диаметре. Она не приближалась к Солнцу больше чем на две астрономические единицы, поэтому осталась цела. А сопровождавший ее хвост позволил впервые судить о составе инородного объекта. Сначала ученые думали, что комета ничем не отличается от наших, кроме необычной орбиты. Но более детальные измерения выявили, что в ней гораздо больше оксида углерода CO, чем в кометах Солнечной системы.

Можно ли обнаружить частицы от пролетающих межзвездных объектов с Земли? На этот вопрос решили ответить канадские ученые, наблюдающие метеорные потоки с помощью станций радара CMOR. Они проанализировали 7282 события за семь с половиной лет наблюдений и нашли пять подходящих кандидатов. Их, предположительно, гиперболические орбиты рассчитали исходя из торможения в атмосфере Земли.

Если бы наша планета пересекла шлейф от такого астероида, как 1I/Оумуамуа (астрономы установили, что он ускоряется, вероятнее всего, из-за дегазации), то CMOR мог бы зарегистрировать в нем частицы межзвездного вещества.