Многодетную мать обвинили в мошенничестве из-за помощи подруге

Мария Семенова. Против многодетной матери Дианы Р. из Сафоново Смоленской области возбудили уголовное дело по статье «Мошенничество». Максимальное наказание — до пяти лет лишения свободы. Все потому, что женщина чуть больше недели присматривала за детьми подруги, пока та была в больнице. Диану официально оформили как няню, зарплату перечислил благотворительный фонд «Дети наши». Теперь из-за небольшого разового дохода ее обвиняют в махинациях с пособием на ребенка-инвалида.

«Что заработает — то пропьет»

В семье трудные времена: из-за просрочки ипотеки банк вот-вот отберет дом, где ютятся супруги и четверо детей. Мать Дианы в Киргизии, еще весной слегла после инсульта. В начале июля дочь с помощью посольства вылетела к ней, несмотря на закрытые из-за эпидемии границы, но теперь непонятно, когда она вернется. А тут еще беда: возбудили уголовное дело — обвиняют в незаконном получении пособия по уходу за ребенком-инвалидом. Причина — несколько дней работы няней у подруги Ирины (имя изменено).

Положение Ирины еще сложнее: растит одна пятерых в крохотной квартирке в общежитии. Кухни нет — готовят в прихожей, размещаются на двадцати «квадратах». «Отца выставили за дверь — сильно пил. Устроиться на постоянное место она не может: старшему ребенку десять, младшему — год. Бывший муж, конечно, ничем не помогает. Ирина всегда плакала, жаловалась: что заработает, то и пропьет», — делится подробностями Диана.

Из-за тяжелых жизненных обстоятельств Ирина постоянно в поле зрения опеки. «Говорят, она не успевает за детьми ухаживать: мол, ходят нечесаные, в грязной одежде. Но это придирки, а если что и было, можно понять: она устает, выматывается. Каждую секунду руки заняты годовалым ребенком, остальные волей-неволей на заднем плане. А помочь вообще некому», — описывает положение дел Диана.

«Сейчас детей заберем»

Во многом именно из-за внимания сотрудников опеки и началась эта история.

В январе Ирина легла с дочерью в больницу. Остальных взяла Диана — она не первый раз выручала подругу, которой больше не на кого рассчитывать. Однако ситуация не понравилась местным чиновникам.

«Опека пришла с проверкой. Я показала, что Иринины дети в порядке: мы подобрали им спальные места, обогрели, помыли, накормили. Да, дом у нас маленький — 29 жилых метров, тесно, у нас своих четверо. Меня выслушали, но этого оказалось недостаточно. Говорят Ирине: «Сейчас их заберем». Какая мама такое допустит? Она обратилась в фонд «Дети наши», те предложили заключить официальный договор со мной как с няней. Я согласилась. Чувствовала почему-то — нельзя так делать, но все случилось быстро, на скорую руку», — восстанавливает ход событий Диана.

«Разве я себе враг»

Предчувствие не обмануло. Женщина получает пособие по уходу за ребенком-инвалидом. Если устроится на работу, обязана уведомить чиновников — и ей перестанут начислять государственную помощь.

В мае деньги не поступили, Диана обратилась в ПФР. Там сказали: «А вы с фондом «Дети наши» связаны?» Так и узнала, что из-за восьми дней, оплаченных благотворительной организацией, ее лишили выплат за месяц. Диана сразу расторгла договор — его оформили на полгода. «А я этого не поняла, не прочитала или не спросила, замешкалась». В фонде планировали и дальше сотрудничать с Дианой — о возможных проблемах с пособием общественники, по их словам, не знали. «Необходимые услуги Диана оказала хорошо, мы перевели ей зарплату (восемь тысяч рублей. — Прим. ред.). Оформляем все официально — должны отчитываться перед жертвователями», — прокомментировали в фонде «Дети наши».

Потерей месячной дотации дело не ограничилось. Диане грозит реальный срок. В уведомлении Сафоновского отдела МВД (имеется в распоряжении Kyivweekly.com) сказано: 26 июня полиции «сообщили о преступлении», через несколько дней возбудили уголовное дело по статье «Мошенничество».

«Говорят, нарочно скрыла эти восемь тысяч. Да разве я себе враг? Я и раньше Ирине помогала — бесплатно. Хотели сделать как лучше, а получилось как всегда. Какая-то нелепица».

Хуже всего, что Диана сейчас не в России. «Моя мама в конце апреля перенесла два инсульта. Теперь полностью обездвижена. За ней ухаживал совершенно чужой человек, ненадежный — злоупотреблял алкоголем. Из-за карантина я вылетела только 5 июля, и то мне пришлось поднять на уши посольство. Хочу перевезти маму в Россию, но нужно продать ее дом, а покупателя пока нет. Оставлять так нельзя: разграбят, да и с деньгами на обратную дорогу туго».

«Развитие как у четырехлетнего»

У младшего сына Дианы повреждена височная доля мозга, мальчик страдает эпилептическими приступами, из-за которых серьезно отстает в развитии. Такой же диагноз и у девятилетней дочери — но в более легкой степени. Старшие здоровы.

«Сыну скоро семь, но развитие на уровне четырех лет: плохо разговаривает, заикается, не знает букв и цифр. Не потому, что мы его не учим, — он просто не воспринимает информацию, ему тяжело сосредоточиться, у него поведенческие расстройства. Дочка перешла во второй класс, правда, два года сидела в первом. Она в обычной школе, однако спрос с нее другой: читает семь слов в минуту — никто не требует сорок пять, как с остальных. Считает до десяти. Я мечтаю о коррекционном учебном заведении, но у нас в Сафоново такого нет. Отдать их в далекий интернат и по полгода не видеть — не выдержу. Кирилл без меня всего месяц — и уже замкнулся: по телефону ни слова не говорит, сразу плачет. Это легкоранимые дети».

Полноценно работать Диана не может: сыну и дочери постоянно нужны курсы реабилитации, особый уход, занятия с логопедом, каждый год — плановые госпитализации в несколько больниц.

«Мы нормальная семья»

Еще одна забота — тяжба с банком, который может отобрать дом, взятый в ипотеку. «Вначале исправно платили, потом у супруга заболели родители, мы экстренно вылетели в Киргизию (его родные тоже жили там, сейчас они уже год как в Сафоново). Разрывались между двумя странами, не было работы. Поймите, это не из-за нашего бесшабашного поведения. Мы нормальная семья», — уверяет Диана.

Они живут в частном секторе. «У нас целый зоопарк: козы и гуси, нутрии, голуби сортовые, рыбки, хомячки — Ноев ковчег, — смеется она. — Мы труженики, и детей так воспитываем. Я себя не хвалю, говорю как есть».

Дело Дианы еще не передали в суд. Получить комментарий полиции на момент публикации не удалось. «Что будет, непонятно. Набираемся храбрости и живем дальше», — заключает Диана.

«Это не блажь»

Не впервые матери инвалидов остаются без финансовой помощи государства из-за разовых подработок. Так, Станиславу Войцеховскую из Краснодара лишили пособия по уходу за сыном-аутистом. Женщина вела блог, где рассказывала, как развивается особый ребенок. Незначительный доход приносила реклама — за три месяца вышло около восьми тысяч. Однако в Пенсионном фонде сочли, что мать-одиночка официально трудоустроилась: ее не только лишили пособия, но и потребовали вернуть выплаченное.

Станислава создала петицию с предложением разрешить матерям детей-инвалидов подработки, доход с которых не превышает МРОТ. «Это не блажь. Дополнительные деньги помогают оплачивать занятия и увеличивают шансы ребенка на успешную социальную адаптацию», — аргументирует Войцеховская.

На сегодня петицию подписало больше 50 тысяч человек.