Моя дорогая. Как жены диктаторов транжирят награбленное

0

Бывшую первую леди Филиппин Имельду Маркос признали виновной в коррупции и приговорили к одиннадцати годам тюрьмы. О расточительности этой женщины слагают легенды. В годы правления ее мужа из нищей страны выкачали миллиарды долларов. Вернуть удалось лишь малую толику. Впрочем, несмотря на все обвинения, Имельда до сих пор на свободе.

«Они прихватили на борт двадцать три деревянных ящика, доверху набитых дорогими вещами, двенадцать огромных чемоданов и коробок, свыше четырехсот ювелирных украшений, включая семьдесят пар запонок, инкрустированных драгоценными камнями, статуэтку маленького Иисуса из слоновой кости, у которого было бриллиантовое ожерелье и серебряная мантия, золотые слитки, на каждом из которых красовалась трогательная надпись «Моему мужу на нашу 24-ю годовщину свадьбы», а также 27 миллионов филиппинских песо (на тот момент — 15 миллионов долларов; к слову, большинство филиппинцев жили на два доллара в месяц. — Прим. ред.)» — так в 1986 году американские таможенники описывали груз президентской четы Маркос, бежавшей на Гавайи от разъяренной толпы и пришедших к власти оппозиционеров. Отчет занял два десятка страниц.

Тогда это казалось уму непостижимым. Однако описанное — всего лишь шестьсот пятидесятая часть того, что присвоили себе супруги.

Коррупционный скандал

В ноябре 2018-го бывшую первую леди Филиппин 89-летнюю Имельду Маркос признали виновной в коррупции. По каждому из семи эпизодов ей назначили от шести до одиннадцати лет тюрьмы, еще по трем — оправдали. Однако за решетку так и не отправили. Впрочем, государственные должности ей все-таки запретили занимать. Сейчас она заседает в палате представителей филиппинского парламента.

Сама Имельда вину не признает. И, возможно, обжалует решение суда, как делала это уже не раз. Первые обвинения в коррупции в отношении Маркос выдвинули еще в 1991-м. Следствие утверждало: в 1970-е она переправила в частные швейцарские фонды около 200 миллионов долларов, украденных из страны.

Поговаривали, что в Швейцарии у президента было открыто 69 счетов. Каждую неделю сотрудники банков привозили во дворец мешки, доверху набитые наличными. У семьи были десятки роскошных машин, вертолетов, личных самолетов и домов по всему миру. В одном только Нью-Йорке Маркосам принадлежали четыре небоскреба.

Особое место в жизни четы занимало искусство. Личную коллекцию составляли десятки шедевров мировой живописи: полотна кисти Микеланджело, Гойи, Моне, Мане, Брака, Писсарро и многих других. Пока Маркос был озабочен тем, где еще взять денег, его супруга придумывала, как их потратить.

Расточительная Имельда

По понятным причинам такая тяга к роскоши обрастала народной молвой. На Филиппинах ходили слухи, что первая леди не притронется к туалетной бумаге, если та не из тонкого шелка и не раскрашена вручную. Все, что окружало Имельду, должно было сочиться роскошью. В стране даже возник термин — «имельдамотовство».

Пока около половины населения Филиппин ходили босиком, первая леди щеголяла в туфлях, расшитых золотом и украшенных драгоценными камнями. Коллекция обуви насчитывала свыше трех тысяч пар. К слову, для филиппинки у Имельды была нога довольно большого размера — 39-го.

Диктатора свергли в 1986 году, его дворец окружила разъяренная толпа, однако Маркосу вместе с семьей удалось сбежать в США. Незадолго до смерти в 1989-м он придумал весьма художественное объяснение своему баснословному богатству: заявил, что просто нашел сокровища, принадлежавшие Томоюки Ямасите, командующему японскими оккупационными войсками на Филиппинах во время войны.

Филиппинские власти считают, что семья Маркос похитила из государственной казны около десяти миллиардов долларов. Государству за это время удалось вернуть лишь 650 миллионов, отсудить пару домов, драгоценности и картины.

Несмотря на это, многие филиппинцы по-прежнему с теплотой вспоминают о диктаторе, считая его лучшим президентом. По их мнению, когда чета Маркос находилась у власти, страна была одним из азиатских лидеров, а те годы стали «золотым веком мира и процветания».

Грейс Гуччи и Госпожа Ожерелье

Имельда Маркос — не уникальный случай. Тратить народные деньги активно помогала и супруга другого диктатора — президента Зимбабве Роберта Мугабе. Грейс также эпатировала публику одержимостью скупать роскошные вещи, за что и получила прозвища Грейс Гуччи и ДисГрейс (от английского «позор»).

О ее крутом нраве ходили легенды. В 2009-м Грейс расцарапала бриллиантовыми кольцами лицо журналисту британской газеты The Times. Через восемь лет первая леди отхлестала электрическим удлинителем 20-летнюю модель, оказавшуюся в номере отеля с сыновьями Мугабе. Наказания в обоих случаях Грейс избежала, сославшись на дипломатический иммунитет.

Семья Франко с состоянием в 160 миллионов евро (это без учета недвижимости, предметов роскоши и многомиллионного бизнеса) по-прежнему остается одной из самых богатых в стране.

Что примечательно: в Зимбабве Мугабе, отстраненного от власти, до сих пор уважают как борца за права угнетенных чернокожих. А в Испании и на Филиппинах многие с теплотой вспоминают Франко и Маркоса. И если диктаторов впоследствии прощают, то их жен продолжают ненавидеть. Безудержная тяга к роскоши этих женщин более невыносима, нежели жестокость и тирания их мужей.