Молчать на русском. Украинские школы переходят на мову, а получают суржик

0

По закону об образовании, принятому в 2017 году, с 1 сентября все школы Украины переводятся на государственный язык, независимо от желания учеников и их родителей. Полной украинизации планируется достичь к 2020-му. Русский, на котором раньше можно было изучать гуманитарные и естественные предметы, становится дисциплиной по выбору с ограниченным количеством учебных часов.

«Было плохо, а стало еще хуже»

Право выбирать язык обучения оказалось под угрозой после смены власти в 2014 году. Русские школы закрывали или превращали в украинские, а те, которые оставались, финансировали по остаточному принципу. И все-таки, по данным на начало года, не менее 350 тысяч детей на Украине учились на русском и около 50 тысяч посещали школы для других национальных меньшинств.

Мать пятиклассника из Одессы Ирина Геращенко считает абсурдом украинизацию образования в городе, где подавляющее большинство говорит по-русски. «Школам страшно не хватает учителей, платят мало. И в этих условиях по политическим мотивам ставится цель: найти педагога-физика или географа, который непременно преподавал бы свой предмет на державной мове. Да таких специалистов и нет просто! В Министерстве образования не понимают, что патриот и активист — это еще не специалист, что русский — язык большинства», — сетует она в разговоре с РИА Новости.

Перемены болезненны для ее семьи: родители рассчитывали, что дети смогут учиться на русском до поступления в вуз. «Я была недовольна качеством образования в начальных классах: детей учили так, что они даже не знали толком, кто такой Пушкин. Но была надежда, что еще удастся наверстать упущенное. И вот в 2017 году выяснилось, что занятия с пятого класса переводятся на украинский. Понимаете, было плохо, а стало еще хуже», — говорит Геращенко.

Украинизация образования, по ее наблюдениям, выглядит парадоксально: на уроках учителя вынуждены говорить на державной мове, а на переменах общаются по-русски. Педагоги-историки рассказывают о «революции достоинства» на Майдане и сами не верят в то, что говорят. А на занятия по русскому записываются дети ветеранов АТО, потому что дома они разговаривают вовсе не на мове.

«Бывали случаи, когда сторонники официального Киева забирали своих детей из украинских классов и переводили в русские — иначе у малышей не получалось учиться, — рассказывает Геращенко. — Ведь с точки зрения культуры Одесса по-прежнему русский город, украинизация образования здесь граничит с фарсом, все держится на лицемерии и желании исполнить распоряжение властей».

Победа суржика

В Запорожье отмечают те же трудности, что и в Черноморском регионе: нехватка преподавательских кадров, владеющих мовой, непонимание естественно-научной терминологии на державном языке, конфликты между педагогами по вопросу о патриотизме. Добавляется и еще одна — распространение смешанного наречия, или суржика, с полным игнорированием грамматических правил.

Столичный Киев особенно наглядно демонстрирует парадоксы повсеместного перехода на украинский. В городе, где большинство по-прежнему предпочитает говорить по-русски, насчитывается лишь несколько школ с обучением на этом языке. В последние годы число таких школ сокращается, ведь многие родители не желают изоляции своих детей в моральном гетто. Им действительно приходится непросто.

«Это психологическое явление очень трудно объяснить: почему дома так, а в коллективе — иначе. Общепринятое негласное правило — в школе все «повинні» говорить на украинском. Все: учителя, дети, родители. Само слово «повинні» происходит от общеславянского корня «вина», «повинность». Какой корень, такая и психологическая нагрузка», — объясняет РИА Новости киевлянка Евгения.

Однако принудительно сделать из русскоязычного этнического украинца сложно, уверена она. «Не думаю, что из этого что-то выйдет. Рожать, любить и умирать можно только на родном языке, все это уже было в истории», — напоминает Евгения. И тоже отмечает победу суржика над державной мовой. «Отсутствует качественная украиноязычная среда, дома на мове не говорят, в телевизоре только малопонятная политика, которая детей не интересует, контента украиноязычного очень мало, и он такой, что вызывает сомнения в качестве», — говорит киевлянка. В таких условиях грамотность снизится, но мова все равно не вытеснит русский.

В глазах многих родителей отказ от русского языка сплетается в единый клубок проблем с другими трудностями украинской школы: хроническим недофинансированием, сокращением образовательных программ, плохим уровнем преподавания. Родители учеников в разговорах с РИА Новости подчеркивали, что, независимо от предмета, полагаются больше на услуги репетиторов. В случае с русским необходимость в дополнительных занятиях очевидна.

«После потери Крыма и многолетней гражданской войны опасно высказываться в защиту русского языка. Многим родителям придется самостоятельно обучать детей», — поделился своим мнением с РИА Новости киевлянин Александр Мединский. «Факт остается фактом: если вы хотите сохранить традиции грамотного русского языка в семье, платить вам придется из своего кармана», — резюмирует он.