Названы пять самых серьезных ЧП в пилотируемой космонавтике

Взрыв на корабле «Аполлон-13» при полете к Луне, спасенная неуправляемая орбитальная станция «Салют-7», пожар на станции «Мир» и ее таран грузовым кораблем «Прогресс», по мнению Kyivweekly.com, вошли в пятерку самых серьезных чрезвычайных ситуаций в пилотируемой космонавтике. В отличии от катастроф на советских кораблях «Союз-1» и «Союз-11» и американских «Челленджер» и «Колумбия» они, благодаря профессионализму космонавтов и наземных специалистов, не привели к гибели экипажей.

Несчастливое число

«Аполлон-13» стал третьим по счету кораблем, который отправился к Луне с целью высадки астронавтов на ее поверхность. Запуск корабля с экипажем в составе Джеймса Ловелла, Джона Свайгерта и Фреда Хейза состоялся 11 апреля 1970 года.

Посадка на Луну планировалась на 15 апреля, однако за два дня до этого при полете «Аполлона» к своей цели в командно-служебном модуле корабля взорвался кислородный бак, в результате чего отказали две из трех топливных батарей, питающих системы модуля. Это автоматически означало отмену посадки на Луну.

С такой серьезной аварией НАСА предстояло безопасно возвратить «Аполлон» на Землю. Было решено использовать в качестве «спасательной шлюпки» лунный модуль. Его двигатель обеспечил облет Луны и последующие коррекции траектории полета к Земле.

В ходе миссии астронавты столкнулись с высоким содержанием углекислого газа в атмосфере, низкой температурой, плохим сном, нехваткой питьевой воды и простудой. Но они мужественно преодолели эти трудности — и корабль благополучно приводнился в Тихом океане 17 апреля.

По мнению академика Российской академии космонавтики имени Циолковского Александра Железнякова, ситуация на «Аполлоне-13» была самой опасной для жизни астронавтов. «Авария произошла далеко от Земли, и не было возможности оперативно отреагировать на нее, нужно было только ждать и надеяться», — сказал он Kyivweekly.com.

Эксперт отметил, что тогда многое зависело от астронавтов, от их подготовки и умения действовать в экстремальных ситуациях.

Спасенная станция

В феврале 1985 года была потеряна связь с орбитальной станцией «Салют-7». Без команд с Земли она перестала подзаряжать батареи на Солнце, ее система электропитания обесточилась — и 20-тонная станция вышла из строя, став полностью неуправляемой.

Для ее спасения в июне на корабле «Союз Т-13» были отправлены опытные космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных. Экипаж осуществил ручную стыковку корабля с вращающимся «Салютом».

В первое время космонавты из-за холода на станции спали в теплых спальных мешках в «Союзе», а на самом «Салюте» работали в теплых комбинезонах и пуховых шапках. Тем не менее вместе со специалистами на Земле они методично восстанавливали функционирование станции. Сперва привели в чувство систему электропитания, благодаря чему на «Салюте» появились свет и тепло, заработала система очистки воздуха.

Затем космонавты наладили управление станцией с Земли, а через неделю после прилета начал оттаивать лед в системе водоснабжения. «Салют» был спасен!

Как отметил Железняков, ситуация со станцией была чрезвычайной. «Все-таки мертвая станция, нужно было с ней как-то стыковаться, а такого опыта не было, опасность была велика», — сказал он.

Однако эксперт считает, что сама миссия по ее спасению была просчитанной. «Именно к ней космонавты и готовились. Она не была неожиданной, они знали, куда летят, и знали, что может произойти. Это несколько отличает ее от того, что произошло на «Аполлоне-13», — добавил он.

Отстреленный туалет

При возвращении на Землю корабль «Союз ТМ-5» с Владимиром Ляховым и Абдулом Ахадом Момандом в сентябре 1988 года чуть не остался на орбите без средств схода с нее.

После расстыковки от станции «Мир» для экономии топлива от корабля был отстрелен бытовой отсек, в котором обычно космонавты переодеваются, принимают пищу и ходят в туалет. Однако двигатель «Союза» для схода с орбиты не включился из-за сбоя инфракрасного датчика. Через некоторое время датчик заработал, и двигатель запустился в нерасчетное время, что грозило приземлением космонавтов в Китае. Ляхов выключил двигатель.

Наземные специалисты отправили на борт корабля новые данные для спуска, но в них вкралась ошибка. В результате при следующем включении двигатель отработал очень мало времени, Ляхов попытался вручную продлить его работу, но автоматика не позволила.

Тем временем, согласно плану, подключились датчики, отвечающие за отделение спускаемого аппарата, где находился экипаж, от отсека с приборами и двигателем. Если бы разделение произошло, то космонавты остались бы без средств спуска с орбиты. В последний момент Ляхов без связи с Землей выдал команду на запрет разделения.

После этого Центр управления полетами решил задержать корабль в космосе на сутки. Но экипажу нелегко дался этот день: скафандры не снимали, чтобы не замерзнуть, ноги затекли, берегли еду и питье на случай приземления в нерасчетном районе. Да и туалета не было… Однако космонавты справились с невзгодами и успешно возвратились на Землю.

Железняков считает, что в этой ситуации огромную роль сыграл профессионализм космонавтов. «Нюансов там было очень много, и то, что Моманд, к счастью, не сидел «бездушной куклой», тоже помогло», — сказал он.

Вместе с тем эксперт полагает, что, когда на кону у космонавтов стояла жизнь, они смогли потерпеть бытовые неудобства.

Пожар и таран

Экспедицию в составе Василия Циблиева и Александра Лазуткина, а также Джерри Линенджера и сменившего его Майла Фоула на станции «Мир» в 1997 году называют «Русским «Аполлоном-13». И на это есть причины.

Сначала в феврале в одном из модулей случился пожар из-за загоревшейся кислородной шашки, который космонавты сумели потушить. А дальше неприятности посыпались, как из рога изобилия: отказ систем получения кислорода; жара в станции до 40 градусов; высокое содержание углекислого газа в атмосфере; ремонт трубопроводов, из которых вытекал ядовитый этиленгликоль.

Неоднократно за полет рассматривался вариант экстренного возвращения экипажа на Землю. Тем не менее благодаря подвезенному с Земли оборудованию космонавты смогли восстановить работу систем «Мира».

Однако в июне при испытании системы ручной стыковки грузовой корабль «Прогресс М-34» протаранил модуль «Спектр». Экипаж сумел спасти «Мир», закрыв люк в разгерметизированный модуль. Но масса нештатных ситуаций не прошла даром для Циблиева — у него на орбите начались проблемы с сердцем.

Железняков считает, что в этой экспедиции, в отличии от «Аполлона-13», была возможность эвакуировать космонавтов на Землю. «Если бы они не справились с пожаром или разгерметизацией, то их можно было посадить в «Союз», и через 2,5 часа они были бы уже дома. В «Аполлоне-13″ такого не было», — пояснил он, добавив, что по серьезности ситуации «Аполлон-13» был на порядок сложнее.

Прибор в луже

В июне 2007 года в модуле «Звезда» Международной космической станции отказали все бортовые управляющие компьютеры. Без них стало невозможно управлять системами российского сегмента станции.

Спасло то, что в это время к МКС был пристыкован американский шаттл «Атлантис», на который и легла нагрузка по поддержанию ориентации станции в пространстве и снабжению ее кислородом. Но поскольку сразу восстановить работу компьютеров не удалось, то НАСА предлагало эвакуировать экипаж на Землю, что могло бы привести к потере самой дорогой в мире космической станции.

Тем не менее космонавтам Федору Юрчихину и Олегу Котову по подсказкам наземных специалистов удалось запустить компьютеры. Российские инженеры посчитали, что причиной проблем с ними стал мощный электростатический разряд, который был вызван подключением новых солнечных батарей, доставленных шаттлом.

Но реальность оказалась куда прозаичнее: на российском приборе, который обрабатывает команды, были обнаружены лужи. Космонавты нашли коррозию не только на приборе, но и на кабелях. А привел к этому конденсат от работы расположенной рядом системы кондиционирования воздуха. Новый прибор доставили кораблем «Прогресс».

Железняков считает, что НАСА в этой ситуации было «страшным перестраховщиком». «Они при любом чихе, который происходит не вовремя или не в том месте, в первую очередь реагируют с позиции спасения космонавтов: «Все бросать, черт с ним, железо не столь дорого, как жизнь космонавтов», — пояснил он.

Эксперт полагает, что авария не была столь критической для эвакуации экипажа. «Это та ситуация, с которой экипаж мог справиться с помощью наземных средств, и он справился», — добавил он.

Железняков отметил, что МКС даже образца 2007 года по сравнению с компактной станцией «Мир» была «махиной», которой было очень сложно управлять без человека на борту. Именно поэтому оставление МКС в беспилотном режиме несло огромный риск ее потери.