Неандертальцы: что известно сегодня о наших предках?

0

На протяжении почти 100 лет после открытия неандертальских скелетов в науке доминировало представление о наших родственниках как о примитивных созданиях практически без членораздельной речи и, следовательно, без сложной социальной организации.

Считалось, что в силу недостаточно развитых лобных долей мозга они уступали людям и в умении создавать орудия труда, украшения, рисунки. Не умея сложного, в том числе — строить плоты и лодки, они так и не смогли заселить иные континенты, хотя люди современного типа уже 65 тыс. лет назад успели колонизировать как неродную для них Евразию, так и далекую Австралию.

В свете этих представлений логичным выглядело предположение, что после прихода Homo sаpiens в Европу неандертальцы были обречены. Но постепенно в копилке оппонентов складировались факты, указывающие на совсем другой облик нашего родственника.

Например, в иракской пещере Шанидар нашли могилу мальчика, на дне которой было много цветочной пыльцы. Получается, неандертальцы хоронили мертвых с цветами — обычай, даже у сообществ Homo sаpiens встречающийся далеко не с самого начала их исторического пути. Это явно требует абстрактного мышления и ставит под сомнение "примитивность" неандертальцев.

Однако научное сообщество часто игнорирует факты без правильной интерпретации — ряд антропологов списал все на случайность, а то и на "полет шмеля" (перенос пыльцы насекомыми опылителями). Последняя точка зрения, впрочем, не снискала особую популярность: захоронение находилось 15 метрах от входа в пещеру, и сложно представить себе пчелу, которая сама летит в такое место, да еще и прицельно садится в незарытую могилу, чтобы оставить там пыльцу.

Вопросу о том, когда и почему вымерли неандертальцы, в последние годы уделяется заметно больше внимания, чем раньше. Раньше все было понятно: при столкновении двух видов, один из которых заведомо примитивнее другого, побеждает сами понимаете кто.

Еще несколько десятилетий назад считалось, что неандертальцы не знали метательного оружия, отчего якобы часто травмировались и погибали на охоте, в бою. Предполагалось, что они были приверженцами однообразной мясной диеты и поэтому крайне зависимы от успешной охоты, а охота почти всегда рискованнее собирательства.

От этого численность неандертальцев оценивалась как стабильно низкая и убывающая: чуть меньше дичи — риск голода. Из их предполагаемой малочисленности делался вывод, что неандертальцы страдали от близкородственного скрещивания и оттого были еще более уязвимыми к другим внешним факторам.

Однако в 1990-х выяснилось, что еще Homo heidelbergensis, прямые предки европейских неандертальцев, освоили групповую скоординированную охоту с метательными копьями. Недавняя работа британских исследователей показала, что копья имели специальную форму, дающую им оптимальный весовой баланс и хорошую баллистику.

Если современные этнографы считают, что метательные копья современных охотников-собирателей малополезны дальше десяти метров, то точные реплики "гейдельбергских" копий показали неплохую кучность до 20 метров — и это при том, что в экспериментах их метали люди, до того вообще не тренировавшиеся попадать копьем в цель. Более того, нет среди неандертальских охотников и четких признаков более высокой травматичности в бою — частота травм для них и древних Homo sapiens очень похожа.

Ранее обнаружилось, что 177 тыс. лет назад европейские неандертальцы строили в глубине пещер крупные круги из сходных по форме и размеру сталагмитов, в центре которых сжигали кости животных. Это заставило ряд исследователей предполагать у них наличие религиозных представлений. Более ранние подобные примеры для рода Homo не известны. Выходит, религия и абстрактные представления могли появиться у "примитивных гоблинов" раньше, чем у таких предположительно совершенных существ, как Homo sapiens.

В 2018 году оказалось, что первые художественные изображения также оставили неандертальцы, причем на десятки тыс. лет раньше Homo sapiens. У иберийских неандертальцев нашли и крашеные ракушки (неясно, украшения это были или символы) возрастом 115 тыс. лет, а кроме того, неандертальцы оказались первыми, кто варил каши из ячменя.

Есть и находка челюсти иберийского неандертальца, страдавшего флюсом, причем на ней остались следы салициловой кислоты (ее производные входят в аспирин) и антибиотика пенициллина. Конечно, оба лекарственных компонента неандерталец взял не в аптеке, а из естественных источников — коры тополя и плесени. Но тем сложнее стояла перед ним задача: он должен был знать, что именно эти средства помогают при его болезни. Для людей использование аналогичных средств в столь давние времена пока неизвестно.

Дополнительно осложнила картину работа немецких ученых, где делался вывод, что неандертальцы достигли пика численности 43 тыс. лет назад. Возникала и другая неясность. По ряду датировок в Иберии последние неандертальцы почему-то вымерли 28–34 тыс. лет назад, в то время как в остальной Европе их следы исчезают уже 40 тыс. лет назад.

Почему Иберия оказалась "заповедником гоблинов"?