Олег Меньшиков возобновил репетиции в Театре Ермоловой

Как только сняли карантин, Театр имени Ермоловой одним из первых возобновил репетиционный процесс. Причем везде — на основной своей сцене, на малой и в репетиционных комнатах. И как будто никакого карантина и не было вовсе, никто не самоизолировался — театральная жизнь кипит, не сбавляя градуса. Во-первых, потому что надо многое успеть: следующий сезон в Ермоловском особенный — 95-й, юбилейный, внутри которого будет еще несколько важных дат. Не сезон, а сплошной Юбилей Юбилеевич Юбилеев. А во-вторых, Олег Меньшиков в карантинном штиле жить не умеет. И не хочет.

Впрочем, Олег Меньшиков, который не выносит пафосной трескотни, на даты смотрит с пугающим равнодушием. Ну да, ну 95 лет Ермоловскому. Ну да, судьба его непростая (а где вы видели театр с простой или счастливой судьбой?). К тому же в конце августа 90 лет исполнится Владимиру Андрееву, почетному президенту театра, замечательному артисту и педагогу. Да и у самого Олега Евгеньевича в ноябре кругленькая дата. Настроение сейчас у него цвета «вещь в себе». Погружен в материал и шифруется.

— «Юбилей» такое жирное слово, оно принуждает всех говорить дежурные слова, а не хочется их произносить, — говорит он. — Они фальшью отдают, а «фальшь» не наше слово. Хочется, чтобы все задуманное случилось, но будем реалистами: пришел коронавирус, и все остановилось. Поэтому живем и работаем сегодня, здесь и сейчас. Точка.

— Олег, ты в юбилейный сезон делаешь, как я посмотрю, ставку на молодых. Неизвестные имена. А публика ищет известные. Твое имя хочет видеть на афише, и с чем-то новеньким.

— Мое еще увидит. Молодые и неизвестные, говоришь? А я не боюсь рисковать. Вот сейчас на большую сцену сразу после отмены карантина вышел Дима Акриш, а на малой завершит работу Сережа Окунев — он ставит пьесу «Рэйп ми» Ирины Васьковской. Все мы были когда-то молодыми, и если бы нам тогда не дали шанс… кто знает, разговаривали бы мы сейчас с тобой здесь.

Итак, ермоловская машина запущена и спешит набрать обороты до ухода в отпуск труппы в середине июля. Сам Меньшиков разрабатывает стратегический план действий: весь карантин только этим и занимался, время от времени нарушая самоизоляцию. Но, к огорчению поклонников артиста, нерадостное сообщение — Олег Евгеньевич на сцену в премьерных спектаклях не планирует выходить. Он — постановщик и точка. Впрочем, зная О.Е., могу сказать: сюрпризов тут стоит ждать самых неожиданных.

Вперед себя худрук Ермоловского пропустил молодых — Дмитрий Акриш на большой сцене вовсю репетирует спектакль по культовому роману Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» с Никитой Татаренковым в главной роли. А в это время в репетиционной комнате наверху закручивается интереснейшая история — «Дачники» Горького в постановке Евгения Марчелли. Режиссер вплотную приступил к репетициям. Во время короткого перерыва поговорили с ним.

— Мы вчера оторвались от стола и пробуем массовые картины проходить на ногах, — говорит Марчелли. — Эта пьеса мне дико нравится.

Ногами текст пробуют Кристина Асмус, Даша Мельникова, Стася Милославская, Владимир Зайцев, Олег Филиппчик, Борис Миронов, Анастасия Светлова, Елена Пурис.

Надо сказать, что эта пьеса Максима Горького прямо-таки фатальна в судьбе режиссера и как будто преследует его, каждый раз выкидывает с ним разные фокусы. Первые его «Дачники» были в Омске — сатирические, острые, радикальные. «Дачники» №2 повторились в Калининграде, но в еще более радикальной, провокационной версии, за что Марчелли был обвинен во всех нравственных грехах, и к делу даже подключилась прокуратура. Артистов и режиссера вызывали к следователям.

— А третья попытка должна была случиться несколько лет назад в МХТ, куда меня позвал Олег Павлович Табаков. Но он тогда попал в больницу, и Марина Зудина, которая репетировала главную роль, все время находилась при нем. Решили временно отложить работу, а в результате она отложилась насовсем.

Но прошло два с небольшим года, и другой Олег — Меньшиков — предлагает Марчелли сделать именно «Дачников».

Олег Меньшиков возобновил репетиции в Театре Ермоловой

— Женя, «Дачники» в Ермоловском будут еще более радикальными?

— Совсем нет, у меня другой взгляд на пьесу. Если прежние истории, так получалось, были для меня чисто женские, то сейчас «Дачники» — история мужского и женского свидания, которое бывает раз в жизни и… не приносит им ни-че-го. И борьба идеологий, философий, заложенная у Горького, — лишь фон, абсолютно не обязательный. Здесь растянутое время, а не начало прошлого века. Как продолжение «Вишневого сада» — дом с садом продан, и туда приехали «Дачники».

— Или ты просто боишься очередного скандала после Ярославля, когда Волковский театр хотели слить с Александринским?

— Чего мне бояться? Я теперь не отвечаю ни за один театр. Вообще, в каком-то смысле скандал для театра — это хорошо. Но сейчас со всеми переменами в жизни у меня подход к материалу более нежный, что ли. Сегодня я не прикалываюсь, не ерничаю. Я сейчас более свободный и независимый.

— Скажи честно, ты доволен своим нынешним положением свободного художника?

— Для работы над спектаклем, наверное, лучше, когда ты безответственен. Но, с другой стороны, когда тридцать лет руководишь театрами, ты становишься человеком системы. Хочу того или нет, но я тот, кто строит театр, кто хочет создать его идеальную модель. Ровно год как я свободный художник, и это здорово.

Репетировать нежных «Дачников» будут два месяца, и премьеру обещают сыграть в конце сентября после премьеры «Пролетая над гнездом кукушки». А еще Меньшиков хочет запустить поезд Театра Ермоловой с его историей и современностью.