«Перепутал НАТО с торговлей». Почему Россия не хочет в «Большую семерку»

Галия Ибрагимова. Вашингтон и Берлин спорят, надо ли приглашать на очередной саммит «Большой семерки» Москву. Дональд Трамп хотел бы видеть на переговорах Владимира Путина, а глава МИД ФРГ Хайко Маас указывает на невозможность общения с российским лидером из-за украинской проблемы. В Кремле отвечают, что вообще не стремятся в G7 и предпочли бы встречу «ядерной пятерки», пяти постоянных членов Совбеза ООН. О том, какой сценарий развития событий наиболее вероятен, — в материале Kyivweekly.com.

«Безопасность — не товар»

Федеративная Республика Германия и США отмечают в этом году 65-летие дипломатических отношений. Союз Вашингтона и Берлина считается гарантией евроатлантической безопасности. Но юбилей может быть омрачен.

В начале лета стало очевидно, что президент США не блефует и действительно готовится вывести из Германии 9,5 тысячи американских военных. Главная причина — нежелание немецких властей увеличивать расходы на Североатлантический альянс. Не устраивает Белый дом и то, что Берлин отказывается снижать пошлины на американские товары.

«Трамп путает НАТО с торговой организацией. Безопасность — не товар, и она может быть только взаимной», — пыталась возразить американскому лидеру министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр. Но тщетно.

«Если немцы хотят быть под нашей защитой, пусть расплатятся с долгами и увеличат взносы в бюджет НАТО», — парировал бывший американский посол в Берлине Ричард Гренелл. Трамп с ним солидаризировался.

Нет единства и по вопросу энергетической безопасности Евросоюза. Американцы продолжают настаивать, что «Северный поток — 2» и «Турецкий поток» усиливают зависимость европейцев от российского газа и создают политические риски.

Немцы не согласны, им не нравится вмешательство Вашингтона. Американцы же стоят на своем, вводя все новые санкции против европейских участников энергетических проектов России.

"Перепутал НАТО с торговлей". Почему Россия не хочет в "Большую семерку"

Вроде бы по поводу Москвы у Берлина с Вашингтоном консенсус: не признавать воссоединение Крыма с Россией, поддерживать Киев в конфликте на юго-востоке Украины. Но по другим проблемам недавно возникли расхождения.

Госдепартамент сообщил на прошлой неделе о планах создать альянс против Китая. Причем Майк Помпео предложил привлечь к этому Москву. Президент Трамп вспомнил об идее пригласить на предстоящий в сентябре саммит G7 Владимира Путина. И хотя речи о восстановлении «Большой восьмерки» не идет, это хорошая возможность обсудить антикитайский союз — так, видимо, рассудили в Вашингтоне.

У Германии другая логика. Ангела Меркель считает, что Китай действительно становится «главным внешнеполитическим вызовом» не только для США, но и для Европы. Однако, по мнению канцлера ФРГ, пока ни одна страна не в состоянии противостоять КНР.

«Трансформация G7 в антикитайский альянс не отвечает интересам Берлина», — уверена Меркель. Она до сих пор сомневается, стоит ли ехать на саммит в США в разгар пандемии.

Глава немецкой дипломатии Хайко Маас категорически против намерения Трампа позвать на саммит Путина.

«Крым и военное противостояние на юго-востоке Украины повлияли на исключение России из G8. Пока нет решения этих вопросов, я не вижу возможностей восстановить членство Москвы в этом формате», — заявил он.

И добавил: это не означает, что диалог невозможен. Маас указал, что без России не продвинуться в урегулировании конфликтов на Украине, в Сирии и Ливии.

Консенсус по «саммиту пяти»

На дискуссию отреагировали и в Москве. В МИД и Совете Федерации исключили участие в каких-либо антикитайских объединениях, подчеркнув, что сотрудничество с Китаем — приоритет для России.

«Группа семи» превратилась в инструмент демонстрации единства западного мира, но перестала генерировать новые решения. Россия всегда готова к диалогу в любых форматах, однако лишь при непременном условии равенства участников», — отметил глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что Москва не нацелена на возвращение в «Большую семерку».

«Россия удовлетворена эффективностью работы G20, которая лучше отвечает современным экономическим реалиям», — пояснил Песков.

Это признавали и в G7. Немалый интерес также вызвала инициатива Владимира Путина организовать саммит пяти государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН.

«Очень много накопилось в международных делах неопределенностей, которые требуют постоянного внимания ведущих стран мира, ядерных держав официальных. Поэтому такая встреча, на мой взгляд, своевременна, востребована и была бы полезной», — прокомментировал президент России свою идею.

Долгих дискуссий о формате и повестке «саммита пяти» удалось избежать. США, Франция, Китай, Великобритания предложение России поддержали и согласились, что им есть о чем поговорить.

Предварительно «саммит пяти» запланировали на сентябрь. Из-за пандемии не исключен вариант видеоконференции. Сейчас определяют круг тем для обсуждения. Известно, что в центре внимания будет ситуация в конфликтных регионах, контроль над стратегическими вооружениями и совместная борьба с терроризмом.

"Перепутал НАТО с торговлей". Почему Россия не хочет в "Большую семерку"

Специалист Европейского центра по изучению вопросов безопасности имени Джорджа Маршалла Пал Дунай в беседе с Kyivweekly.com предостерегает от поспешных выводов. Нынешние американо-германские противоречия по многим международным вопросам, включая участие России в G7, эксперт называет «войной слов».

«Берлин старается избегать публичных перепалок с Вашингтоном. Немецкий истеблишмент понимает, что все действия Трампа сейчас обусловлены американской предвыборной кампанией. Президент США пытается демонстрировать решительность по отношению к союзникам по НАТО, даже если это во вред евроатлантической безопасности. Но по краеугольным вопросам — будь то «Северный поток — 2″, пребывание американских военных в Германии, взаимодействие с Россией — власти ФРГ четко артикулируют свою позицию», — объясняет Дунай.

Спекуляции вокруг предстоящего саммита G7 эксперт считает надуманными. Он обращает внимание на то, что практически все в «Семерке» не раз признавали: бессмысленно пытаться решать глобальные проблемы без таких региональных держав, как Китай, Индия, ЮАР, Бразилия. Осознают в ЕС и важную роль России в урегулировании ряда ближневосточных конфликтов, подчеркивает Дунай.

«Европа прагматично смотрит на Россию, чего не скажешь про Америку. Риторика Трампа о приглашении Путина на саммит G7 — не более чем популистский ход. Германию же связывает с Москвой как минимум энергетика. И тут позиция Берлина предельно ясна: несмотря на давление Вашингтона, немцы не откажутся от «Северного потока — 2″. Даже если его достроят с задержкой», — уточняет Дунай.

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов полагает, что G7 в данный момент находится не в лучшей форме, а Россия — не единственное яблоко раздора.

«Группа семи» вынуждена постоянно сравнивать себя с «Группой двадцати» (G20). Причем не в свою пользу. Но дискуссия об участии Москвы в предстоящем саммите все же интересна. Она показывает, что на Западе осознают неизбежность противостояния с Китаем. Возвращение России в этот формат могло бы подтвердить ее принадлежность к Западу. Это означало бы и то, что мы все же ориентированы на ценности североатлантической цивилизации. Но на такую геополитическую адаптацию Россия вряд ли пойдет», — рассуждает Кортунов.

Эксперты сошлись во мнении, что этап внутренней перестройки и осмысления целей — не самое лучшее время для возрождения G8. Гораздо перспективнее «саммит пяти». Постоянные члены Совбеза ООН не всегда слышат друг друга в дискуссиях. Не исключено, что личная встреча глав государств изменит ситуацию.

"Перепутал НАТО с торговлей". Почему Россия не хочет в "Большую семерку"Президент России Владимир Путин на церемонии совместного фотографирования глав делегаций государств — участников саммита «Группы двадцати». 28 июня 2019