Почему учителя провалили экзамен?

0

Министерство просвещения вводит новую модель аттестации учителей.

На пробных аттестациях до половины педагогов оказались профнепригодны. Действительно ли в школах такие плохие учителя?

В 2018 году прошел первый этап апробации новой модели аттестации педагогических работников. Результаты не радуют — не прошли аттестацию половина преподавателей математики, среди учителей русского языка «двоечником» оказался каждый четвертый.

С чем связаны такие плачевные результаты, «МН» спросил у заслуженного учителя России, профессора Российской академии естествознания Александра Снегурова.

— Александр Викторович, неужели в школах такие плохие учителя?

— Конечно, уровень знаний по своему предмету у педагогов в последние годы заметно снизился, но не до такой степени, чтобы каждый второй математик не смог сдать экзамен по математике.

Вот, что мне рассказывали учителя, которые проходили эти тесты: вопросы были составлены таким образом, чтобы испытуемые не могли понять, что же у них спрашивают.

Поэтому многие учителя даже не стали отвечать на вопросы, когда увидели, как некорректно они составлены. Вместо ответов нарисовали цветочки и сдали работы. Это был определенный протест.

— А зачем учителям предложили такие некорректные тесты?

— В этом и есть главный вопрос! Зачем устраивать проверки с заведомым результатом? Причем эти тесты не исключение. В школы пришел «назойливый мониторинг»: у учеников спрашивают то, к чему они не готовы. Это называется «диагностическая работа». Кстати, ближайшая очередная «диагностика» пройдет в школах в декабре.

— Между проверками учителей и школьников есть какая-то связь?

— Конечно! Если школьники плохо справились, кто виноват? Учителя. Цель — показать всей России, какие у нас учителя в школах неграмотные и нехорошие. Некомпетентные. А за этим всем стоит затея какая-то хитроумная. В кавычках слово «хитроумная». На самом деле вредительская просто затея.

— А в чем ее смысл?

— Мы подходим к очередному шлюзу реформ, цель которых — сократить, объединить, оптимизировать. Посмотрите, как они навязывают электронную школу. Сценарии уроков берите, давайте все учиться дистанционно! Учитель скоро будет не нужен, будет учитель-робот.

— То есть дистанционное образование будет дешевле обходиться бюджету?

— Конечно! А другая цель этих тестов — внести раскол между учениками, их родителями и учителями. Это уже несколько лет успешно проводится в жизнь. Потеряв поддержку со стороны учеников и родительского сообщества, учитель становится полностью беззащитен. А кто будет поддерживать такого учителя, у которого мало того, что ученики сдают тесты на двойки, так еще и он сам свой собственный предмет сдает на неуд?

Никто же не разбирается, что это за тесты и «диагностики» и почему у детей спрашивают то, что они знать и не должны. В итоге возникают толпы репетиторов, против которых так рьяно выступает Министерство просвещения, но это на словах. А на деле то же министерство делает все, чтобы репетиторов становилось все больше и больше.

— А для чего делать учителя беззащитным?

— Цель — еще большее подчинение педагогов диктату. Если учителя «плохо справляются», то зависимость их усиливается. Каждый учитель начинает жить в страхе, что он не сдал тесты и в любой момент могут последовать оргвыводы. Это такая форма закабаления — через страх.

Чтобы учителя не ругали власть, чтобы были манипулируемы, больше рвения проявляли при исполнении директив. Ни для кого не секрет, что школьники сейчас склонны к различным митингам, пишут что-то в соцсетях. Учитель должен вести разъяснительную работу.

Выборы, они где проходят? В школах! Нужно, чтобы учителя настраивали на определенную волну и сами настраивались. Голосовали за кого нужно.

— А учителя сейчас в массе своей лояльны к власти или тоже скоро выйдут на митинги?

— Учитель в крупных городах получает 60-90 тысяч. За эти деньги он пашет, как лошадь: у него в неделю по 32 урока, а еще совещания, отчеты, надо готовиться к завтрашнему уроку. Плюс такая вот деструктивная обстановка в школах. Никто не знает, чего завтра ждать, какая очередная реформа будет. Но практически все держатся за свою работу — понимают, что если их «уйдут» из школы, то нигде и никто их не ждет. На рынке репетиторов конкуренция такая, что не протолкнешься. Куда учителю податься в случае сокращения? Полы мыть?

— Чиновники заявляют, что все эти проверки и тесты позволят повысить уровень квалификации учителей. Вы с этим не согласны?

— Я не вижу, что этот уровень повышается. В школах постоянно происходят кадровые перестановки, и не просто перестановки, а переформатирование — вместо более компетентных приходят менее компетентные. Приходят люди из других областей — менеджеры становятся директорами. И чем работающий у них учитель менее эрудирован, тем больше это им подходит. Сейчас чиновники думают: что бы еще такое сотворить с педагогическим корпусом? Хотя с ним и так уже сотворили немало.

Сейчас, после всех этих тестов, будут предложены новые курсы по повышению квалификации. Цель — распилить бюджеты, направить на курсы людей, загрузить их очередными заботами.

— А разве учителям могут помешать курсы повышения квалификации?

— Дело не в курсах, а в желании педагога работать на совесть. Сейчас, к сожалению, к этому ничто не мотивирует. Недавно была обнародована новость о том, что учителя все стали злые, поэтому для них следует ввести в школах психолога. То есть для детей психологов сократили, а для учителей будем вводить?

Несколько лет назад учителям обещали рай земной, комнаты релаксации и так далее. А в итоге даже старые советские учительские комнаты и те упразднили.

— Почему?

— Потому что оптимизация! Все уплотняется. Теперь учителям даже чаю негде попить. Представляете, чтобы бутерброд съесть, идут на улицу и садятся на скамеечку. В перерыве между уроками негде приткнуться: хочешь ходи по коридору, хочешь иди по улице слоняйся. Вот обучение и превращается в халтуру. А как иначе? Педагог, извините, измордован, изможден.

И никакими тестами уровень квалификации учителей не повысить. Как раз, наоборот, освобождение от гнета, от избыточной нагрузки — это бы помогло. Но вместо этого хаос, туман напускается, все в шоке ждут предстоящей реформы или антиреформы, как это назвать, я не знаю.