Погибший в блокаду капитан и еще 8 неизвестных историй о «Зените»

К 95-му дню рождения петербургского «Зенита» корреспондент Kyivweekly.com Сергей Яременко нашел 9 малоизвестных историй из жизни клуба и рассказывает о них в блоге агентства: общий тренер с хоккейными армейцами, кандидатура немецкого тренера на замену Павлу Садырину и трансферная бомба от разговорчивого Лучано Спаллетти.

Капитан-герой

Официально «Зенит» ведет историю от футбольной команды, созданной на Ленинградском металлическом заводе в 1925 году, но настоящая спортивная организация началась в середине 1930-х. Коллектив строили вокруг одной из главных футбольных звезд Ленинграда, капитана сборной города Бориса Ивина. Именно он стал капитаном «Сталинца» (первоначальное название «Зенита») в первых чемпионатах СССР. Авторитет Ивина был настолько высоким, что когда он в 1938 году повздорил с тренером Петром Филипповым, то покинуть команду пришлось последнему. А капитан стал еще и играющим тренером.

Два года спустя Филиппов снова возглавил ленинградскую команду (теперь она носила нынешнее название — «Зенит»), и уже Ивину пришлось уходить. Он совсем покинул футбол и начал жизнь обычного рабочего на ЛМЗ. Бывший спортсмен пережил самую страшную — первую — блокадную зиму, а погиб как настоящий герой. В мае 1942 года он пытался задержать преступника (по одним данным — немецкого диверсанта, по другим — обычного бандита) и был смертельно ранен в схватке.

Тренер для футболистов и хоккеистов

Первый трофей в истории «Зенит» завоевал во время Великой Отечественной войны. В 1944 году команда подарила праздник блокадному городу — привезла в Ленинград Кубок СССР. Творцом того успеха стал тренер Константин Лемешев. Под руководством этого специалиста «Зенит» играл до 1950 года (с перерывом) и редко опускался ниже шестого места. Легендарный Лемешев умер на тренерской скамейке — в сентябре 1950-го ему стало плохо по ходу матча с «Шахтером», его увезли в больницу, но спасти не смогли.

Место Лемешева занял его помощник — Георгий Ласин. В двух последних матчах сезона-1950 «Зенит» одержал две победы и снова стал шестым, год спустя финишировал седьмым, и этот результат посчитали плохим — Ласин ушел. Причем не только из «Зенита», но и из футбола — несколько месяцев спустя он принял хоккейную команду ЛДО (первоначальное название СКА) и сходу занял пятое место в чемпионате СССР.

Ласин — единственный тренер, который смог поработать с главными командами Ленинграда и в футболе, и в хоккее. Интересно, что один из его подопечных в ЛДО — Григорий Галбмиллион — проделал обратный путь в качестве спортсмена. Сначала он гонял шайбу за армейцев, а потом бился за мяч в составе «Зенита».

Вечный рекорд посещаемости

В Ленинграде очень любили футбол: 70-80 тысяч болельщиков на громадном стадионе имени Кирова — вполне обычная посещаемость для послевоенного «Зенита». В 1959 году на Крестовском острове и вовсе поставили вечный рекорд посещаемости чемпионатов СССР. Сезон тогда начинался в конце апреля, первые матчи ленинградцы проводили на выезде. Большой футбол пришел в город только к началу мая. Причем и соперники у «Зенита» были кассовые — московские «Спартак» и ЦСКА.

По такому случаю к большим трибунам достроили несколько деревянных секторов и довели вместимость арены до 110 тысяч зрителей. Оба матча прошли при аншлагах! Даже московские «Лужники» никогда не принимали такого количества болельщиков во время футбола. Сейчас в России нет стадионов даже на 90 тысяч, поэтому ленинградский рекорд будет вечным.

Отпуск в Сочи перед рывком к золоту

Стандартная фраза в рассуждениях о первом чемпионстве в истории «Зенита» — «Юрий Морозов держал команду в «ежовых рукавицах», а потом пришел более демократичный Павел Садырин и раскрепостившиеся футболисты добрались до золота». Обычно такое рассказывают без доказательств, но на самом деле они есть.

К сентябрю 1984-го «Зенит» хоть и удерживал первое место, но играл с заметным напряжением — проиграл дома «Черноморцу» и киевскому «Динамо» на выезде, сделал ничьи с минским «Динамо», «Жальгирисом» и «Кайратом». За четыре тура до финиша отрыв от «Спартака» и «Торпедо» был скромным — всего два очка.

В чемпионате наступила двухнедельная пауза, и Садырин придумал кое-что гениальное — вывез команду в Сочи, но не на тяжелый сбор, а в отпуск. Минимум нагрузок и максимум непринужденного общения, пляжного волейбола и прочих радостей жизни. Для тех суровых времен — это почти революция.

«Физику» «Зенит» не прокачал, зато морально-волевыми качествам команда зарядилась по самую макушку. В трех играх подряд ленинградцы выгрызали тяжелые победы со счетом 1:0 — у «Торпедо» и «Днепра» на выезде и у «Шахтера» дома. А «Металлист» в золотом матче обыграли красиво — 4:1.

Операция «Костяная нога»

В конце 80-х «Зенит» преследовали беды и неверные решения: выгнали Садырина, отпустили двух шикарных молодых нападающих Олега Саленко и Дмитрия Радченко в киевское «Динамо» и «Спартак», проспали момент для изменений в составе. В итоге команда еще в 1989-м свалилась в первую лигу, потом едва не вылетела во вторую — от этого спас развал СССР. Но и в российской высшей лиге петербуржцы не закрепились.

Начало 90-х для «Зенита» — время скитаний по просторам первого дивизиона. В конце мая 1994 случилась совсем дикая история. Петербуржцы играли на выезде с «Лучом» во Владивостоке, и по ходу второго тайма полузащитник Дмитрий Гаевой получил перелом лодыжки. Даже сейчас идея лететь через всю Россию с такой травмой не вдохновляет. А тогда…

Тогда «Зенит» в целях экономии взял билеты домой не из Владивостока, а из Хабаровска, куда надо было добираться по железной дороге. Но поезд опоздал на пару часов, и самолет в Петербург улетел без команды. Единственной альтернативой стал военно-транспортный самолет, который только что привез призывников из Подмосковья и был готов за деньги вернуть футболистов в европейскую часть России. Возможно, Гаевой даже обрадовался: с загипсованной ногой проще сидеть на лавке вдоль борта, а не на узком классическом сиденье…

Но на этом приключения не закончились — военные летчики потратили на дорогу всю ночь — они приземлялись в Новосибирске на дозаправку. Конечным пунктом их полета внезапно оказался аэродром под Клином. Бедолага Гаевой со сломанной ногой вместе со всеми ковылял до шоссе в поисках попутного автобуса, а потом стоя (!) трясся в электричке до Твери. «Была пятница. Все ехали на дачи, мест не оказалось», — вспоминают очевидцы той истории.

Уже в Твери команда села на поезд и утром следующего дня вернулась в Петербург.

Немец против Бышовца

Первым тренером из дальнего зарубежья в истории российского футбола стал серб Борис Буняк, утопивший «Уралан» в сезоне-2000. Зенитовский рулевой Властимил Петржела первым из иностранцев добрался до медалей премьер-лиги — взял серебро в 2003 году. Однако «Зенит» вполне мог опередить «Уралан» и обзавестись тренером из Европы еще в середине 90-х.

Павел Садырин в 1996 году вернул петербуржцев в высшую лигу и, как и обещал, обыграл «Спартак», но в конце сезона ему стали искать замену. Судьба тренера решалась на голосовании акционеров. Соперниками Садырина стали Анатолий Бышовец, Юрий Морозов, Владимир Тумаев из ижевского «Газовика» и немец Бернд Штанге. Именно такой список давал «Спорт-Экспресс» в конце ноября 1996-го со ссылкой на клубную пресс-службу.

Погибший в блокаду капитан и еще 8 неизвестных историй о "Зените"

Кандидатура Штанге была совсем не фантастикой — немец из бывшей ГДР к тому времени два сезона провел на Украине. Там он работал с «Днепром» и клубом «ЦСКА-Борисфен». К концу 1996 года армейская команда развалилась, и Штанге пошел искать новую работу. Он едва не оказался в «Зените», но в итоге акционеры проголосовали за более знакомого Бышовца.

Драма Филатова

Начало 2000-х — время молодого «Зенита» Юрия Морозова. Опытный тренер пачками ставил в состав совсем юных игроков и поработал не только на благо петербургского клуба, но и сборной России. Вячеслав Малафеев, Андрей Аршавин, Александр Кержаков, Владимир Быстров, Игорь Денисов — все они либо дебютировали в основе у Морозова, либо оказались на ближних подступах к команде. Но были еще две ярких звездочки, которые выглядели точно не хуже будущих легенд. Сергей Васянович в одном из первых матчей сезона-2001 уничтожил «Ростсельмаш» тремя голевыми передачами, потом забил «Динамо», но на этом его карьера в «Зените» закончилась. Череда травм не позволила Васяновичу заиграть рядом с Аршавиным и Кержаковым.

Еще печальней история Валентина Филатова. Скоростной и смелый крайний защитник стал последней находкой Морозова. В своем дебютном матче в чемпионате России Филатов наглухо закрыл Марата Измайлова из «Локомотива». В сезоне-2002 20-летний парень играл почти без замен и забил гол «Грассхопперу» в Кубке УЕФА.

В начале сезона-2003 Петржела отправил Филатова в дубль, и в первом же матче за второй состав защитник получил серьезную травму. В тот день молодежка «сине-бело-голубых» играла во дворце спортивных игр «Зенит», даже не на синтетическом поле, а на доисторическом ковре. Дрянное покрытие погубило карьеру Филатова — он провал крестообразные связки и выбыл почти до конца серебряного сезона.

Осенью 2003-го Валентин получил еще один удар — его родители погибли в автокатастрофе. Через несколько недель после трагедии Филатов все-таки вернулся в основной состав — под аплодисменты «Петровского» он вышел на замену в кубковой игре против «КАМАЗа». Это было его последнее появление на поле в майке «Зенита» — зимой Валентин ушел в «Носту», потом играл в «Петротресте» и даже румынской «Унире», а в премьер-лигу вернулся уже в составе нальчикского «Спартака».

Ветеран против Швайнштайгера

Рывок «Зенита» к Кубку УЕФА весной 2008 года — один сплошной эпос с травмой Николаса Ломбертса, голами Павла Погребняка, суперигрой Аршавина в Леверкузене и избиением «Баварии». За чередой ярких историй скрывается один незаметный герой.

К весне 2008-го Александр Горшков был одним из главных ветеранов «Зенита». Он пришел в петербургскую команду еще в 1997 году, выиграл с ней Кубок России и бронзовые медали, уходил на время в «Сатурн» и вернулся по личной просьбе Властимила Петржелы.

Погибший в блокаду капитан и еще 8 неизвестных историй о "Зените"

В золотом сезоне-2007 он выходил на поле нечасто, а к весне 2008-го казался уже откровенно доигрывающим футболистом. Не добавило оптимизма и вынужденное появление Горшкова в основе в выездной игре против «Марселя». После серии травм и дисквалификаций 38-летний ветеран вышел в центре обороны и не справился со скоростным Джибрилем Сиссе. «Зенит» уступил 1:3 и чудом отыгрался в ответном матче.

Перед ответной игрой с «Баварией» судьба снова толкнула Горшкова в самое пекло. Травмировался Ким Дон Чжин, получил дисквалифицирующую желтую карточку Радек Ширл. У Дика Адвоката не осталось другого выбора, кроме как поставить ветерана-полузащитника на правый фланг обороны против Бастиана Швайнштайгера и Филипа Лама. Горшков в 38 лет сыграл главный матч в жизни — он наглухо закрыл обеих немецких звезд и в одном из моментов ухитрился вынести мяч из штрафной ударом через себя.

Как Спаллетти «сдал» Халка

Нет сомнений, главные трансферы в истории «Зенита» — это приход Халка и Акселя Витселя в начале сентября 2012-го. Тут сошлись и скандальный развал команды Спаллетти, и сумасшедшие голы всем подряд — от «Спартака» до «Ливерпуля», и еще много чего яркого и контрастного.

Погибший в блокаду капитан и еще 8 неизвестных историй о "Зените"

Слухи о том, что «Зенит» вот-вот взорвет трансферную бомбу ходили половину лета, но в клубе всё опровергали. Помимо Халка в прессе обсуждали еще с десяток звездных кандидатур на усиление. О каждом из потенциальных новичков спрашивали у Лучано Спаллетти на еженедельных предматчевых брифингах. И однажды тренер проболтался. Ему задали вот такой вопрос: «Пишут, что в «Зенит» может прийти Димитар Бербатов. Может быть, вы подтвердите это и дадите нам громкий заголовок?». И Спаллетти не подвел: «Информацию про Бербатова подтвердить не могу, а вот переход Халка подтверждаю». Тренер выпалил всё это на родном языке, обалдевший от такого поворота переводчик Александр Низелик тихонько попросил Спаллетти не развивать эту тему, и на русском языке прозвучал гораздо более сглаженный вариант о возможном интересе к бразильцу и другим футболистам. Не владевшие итальянским языком журналисты пропустили бомбу от Спаллетти, и громкие заголовки про трансфер Халка появились лишь месяц спустя.