Поговорить объективно: Захарова о Слуцком, харассменте и «Служебном романе»

0

На сайте журнала Esquire опубликовано интервью главного редактора издания Сергея Минаева с официальным представителем МИД России Марией Захаровой. Главной темой беседы стала проблема харассмента как в США, так и в России.

«Я говорю с тобой не как женщина с мужчиной, а как человек с человеком. Именно так меня воспитывали «, — отметила в интервью Захарова, обозначив тон разговора.

О ситуации с депутатом Слуцким

Накануне в интервью радиостанции «Эхо Москвы» Захарова рассказала о личном опыте общения с депутатом Госдумы Леонидом Слуцким, которого три российские журналистки обвинили в домогательствах. По словам Захаровой, четыре года назад на одном из мероприятий Петербургского экономического форума Слуцкий повел себя по отношению к ней некорректно, на что с ее стороны последовал незамедлительный ответ.

В разговоре с Минаевым, комментируя свое интервью «Эху Москвы», Захарова обозначила, что не хотела, чтобы ее слова восприняли как «поддержку того или иного лагеря»: «Но, к сожалению, получилось именно так».

Самого Слуцкого Захарова назвала интеллектуалом, энциклопедистом и неординарным человеком. «При этом допускаю, что не всем нравится его манера общения. Мне что-то не понравилось (хотя он ничем меня не оскорбил), я объяснила, что мне такой стиль не близок. И сделала это сразу. И все присутствовавшие при этом — как мужчины, так и женщины — промолчали. Мы уже много лет общаемся с Леней, и кроме уважения и дружеского отношения я ничего от него не видела. Хотя, повторю, начало общения мне показалось, как минимум, экстравагантным», — подытожила официальный представитель российского внешнеполитического ведомства.

В итоге Захарова призвала обсуждать проблему домогательств «не по принципу кампанейщины», как, по ее словам, сейчас это происходит со Слуцким, а «профессионально, достойно».

О фильме «Служебный роман»

Говоря о фильме Эльдара Рязанова «Служебный роман», Захарова назвала его «харассментом женщины в отношении мужчины». Однако при этом она отметила, что фильм был для нее «образцом совершенной морали». «Такими должны быть настоящие представления о чести и достоинстве, когда наши личные проблемы не предаются публичному судилищу, когда друзья поддержат, а по твоему внутреннему миру не пройдет строй в кирзовых сапогах», — отметила она.

Говоря об эпизоде, в котором Калугина (Алиса Фрейндлих) говорит Самохвалову (Олег Басилашвили), что он поступил низко, предав личную переписку с Рыжовой (Светлана Немоляева) коллективному обсуждению, Захарова вспомнила слова Калугиной: «Терпение и такт!».
«Почему мы не даем себе труда подумать о том, что перед нами живой человек — и обиженный, и обидчик. Что обиженному может быть больно, а обидчик может совершить ошибку? Важно на эти ошибки указать, сделать это сразу же, в подходящей форме», — сказала она.

О нравах в России, Европе и США

«Не на все напишешь правила, не приставишь к каждому полицию нравов, и не дай Бог ее в принципе создать», — отметила Захарова, рассуждая о разнице между флиртом, галантностью и домогательством.

По ее словам, в Европе с личным пространством ситуация относительно стабильна благодаря Франции и Италии: «Но Штаты уже на всех парусах движутся к «партсобраниям по личным вопросам», когда люди пишут на своих благоверных или неблаговерных, когда интимные вопросы обсуждаются на коллективных бдениях».

В России, говорит Захарова, от этой формы уже отошли: «Сегодня у нас оптимальная модель. Женщина имеет все права, возможности, свободы, она защищена законом, она может самореализовываться, она может открыто говорить на любые темы». При этом, по словам официального представителя МИД, мужчина сохраняет образ сильного, оберегающего защитника.

О формуле борьбы с харассментом

Отвечая на вопрос о том, что делать молодой журналистке, если она подвергается домогательствам в кабинете спикера при отсутствии свидетелей, Захарова посоветовала говорить «Вы готовы продолжить под камеру?» или «Отличная тема для интервью — продолжим?».

По ее словам, в каждом учреждении есть специальные структуры — кадровые службы, комиссии по трудовым спорам и отношениям — которые занимаются такими вопросами. В крайнем случае, можно обращаться туда, добавила она.

Представитель МИД отметила, что сама домогательствам не подвергалась: «На работе я изо всех сил пыталась сделать акцент на своих профессиональных возможностях, при этом никогда не старалась казаться бесполым созданием. Конечно, были ухаживания, было и хамство, и проявление превосходства «что вы там, бабы, можете». В этих случаях я всегда понимала, что должна аккуратно и аргументировано ответить, почему мне не нравится такой подход».

Захарова считает, что лучше всего решать проблему сразу на месте происшествия, а не озвучивать ее спустя какое-то время: «Выходом из этой ситуации является именно обоснование своих претензий к человеку здесь и сейчас, по факту совершения того, что ты считаешь недостойным в отношении себя».

«Дарю борцам с «харассментом» волшебную формулу разрешения проблем: предложил — откажись», — подытожила официальный представитель российского МИД.