Прокурор запросил восемь лет завербованной в ИГ* студентке из Дагестана

0

Гособвинитель затребовал восемь лет колонии для студентки архитектурного колледжа, уроженки Дагестана Виктории Будайхановой по делу об участии в деятельности «Исламского государства»*, сообщил РИА Новости ее адвокат Александр Панков.

«Гособвинитель запросил восемь лет колонии общего режима. Мы считаем, что суд может выйти за пределы и назначить ей наказание ниже низшего и применить статью для назначения условного срока. У нее двое малолетних детей, она уже настрадалась», — сказал Панков.

По словам адвоката, прокурор в ходе прений изменил статью квалификации обвинения: со второй части статьи 205.5 (участие в террористической организации) на часть вторую статьи 208 УК РФ (участие в вооруженном формировании).

«То есть ранее осознанно было завышено обвинение. И изменение статьи — это первый шаг к назначению минимального наказания», — отметил Панков, добавив, что Будайханова «из тех, кто прибыл из Сирии бортом (власти переправили задержанных там девушек на территорию России), получила самое тяжкое обвинение».

В пятницу Московский окружной военный суд (МОВС) провел прения сторон по делу, в ходе которых гособвинитель попросил назначить Будайхановой наказание за участие в деятельности ИГ* на территории Сирии.

Девушка признала свою вину в том, что «была на войне, дважды была замужем и обеспечивала своих мужей». Тем не менее, Будайханова отрицает, что оказывала медицинскую помощь боевикам.

Будайхановой изначально вменялось «участие в деятельности террористической организации» и ей грозило до 20 лет колонии. Теперь же прокурор попросил признать ее виновной по менее тяжкой статье, где максимальный срок наказания — 15 лет колонии. Согласно обвинительному заключению, девушка училась в архитектурном колледже и подрабатывала в одном из ресторанов быстрого питания в ТЦ «Варшавский», где познакомилась с радикальными исламистками, которые уговорили ее бежать в Сирию. После перехода сирийской границы ее доставили в лагерь для женщин под Раккой, где она дала клятву верности лидеру ИГ* Абу Бакру, а затем ей подобрали мужа — ассистента хирурга по имени Аль Бара, от которого у нее родилась дочь. Прокурор считает, что вместе с ним она оказывала медицинскую помощь боевикам. После гибели ее супруга она повторно вышла замуж за уроженца Махачкалы 1990 года рождения, занимавшего в ИГ* должность шариатского судьи — кадия. От него она родила сына.

Дочь Будайхановой от первого брака сейчас живет в Москве с бабушкой и дедушкой, они оформили над ней опекунство, а ее сын остался в Сирии с отцом, их судьба участникам процесса неизвестна.

Ранее отец Виктории Булатхан Будайханов рассказал в суде, что его дочь изначально рассказывала, что едет в Сирию, чтобы изучать арабский язык и ислам, однако в конечном итоге она нигде не училась и сидела дома. Затем пыталась покинуть Сирию вместе с детьми, но второй муж забрал у Виктории сына, а ее саму посадили в тюрьму. По словам отца, она смогла подкупить курдов, которые передали ее правительственным войскам, а те — российским. Как заявил Будайханов, его дочь добровольно сдалась в плен, чтобы спасти своих детей.

По его словам, Виктория не контактировала с радикальными исламистами, не была причастна к ИГ* и постоянно пыталась вернуться в Россию сразу после прибытия в Сирию.

* Террористическая организация, запрещена в России