Российский дипломат рассказал об отношении Запада поставкам гумпомощи САР

Западные партнеры в СБ ООН при обсуждении вариантов продления работы КПП для доставки трансграничной гуманитарной помощи в Сирию были готовы пожертвовать всем механизмом, лишь бы не подвергать критике односторонние санкции против САР в тексте резолюции, написал в Twitter первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский.

В субботу СБ ООН с пятой попытки принял резолюцию, продлевающую на год срок действия пограничного перехода «Баб-эль-Хава» на сирийско-турецкой границе.

Россия вместе с Китаем и Доминиканой воздержались при голосовании.

«Мы воздержались при голосовании по проекту о трансграничном механизме в Сирии, потому что мы разочарованы тем, как авторы провели весь процесс. Мы могли бы прийти к этому результату раньше», — написал Полянский.

Он напомнил, что Россия с самого начала обсуждения предлагала продлить действие именно КПП «Баб-эль-Хава», являющегося наиболее важным для поставки гумпомощи в Идлиб.

«Лицемерие и двойные стандарты наших западных коллег достигли небывалых высот в ходе переговоров. Они были готовы поставить под угрозу трансграничный механизм, лишь бы исключить (из текста резолюции — ред.) отрывки об односторонних санкциях и растущей роли поставок гумпомощи через линии соприкосновения», — подчеркнул Полянский.

«Это никого не введет в заблуждение, Россия последовательно выступает за гуманитарные поставки в Сирию при полном уважении суверенитета и территориальной целостности страны и при координации с ее законным правительством. Эту проблему не следует политизировать», — указал первый зампостпреда.

В рамках механизма трансграничной доставки гуманитарной помощи в Сирию ранее использовались два пограничных перехода на границе САР и Турции — «Баб-эль-Хава» и «Баб-эс-Салям». Мандат этих КПП истек в пятницу. Для дальнейшей доставки гумпомощи этим путем Совбез должен был принять соответствующую резолюцию.

До сих пор Совету Безопасности не удавалось этого сделать из-за разности позиций с одной стороны России и Китая, с другой — Бельгии и Германии.

Россия хотела оставить действующим лишь один КПП — «Баб-эль-Хава». Москва также выступала за то, чтобы отразить в резолюции пагубность односторонних санкций в отношении Сирии, ухудшающих гуманитарную ситуацию в стране на фоне войны и пандемии коронавируса.

Бельгия и Германия изначально настаивали на сохранении двух КПП, но в итоговом варианте согласились на продление лишь одного КПП «Баб-эль-Хава» — на год (до 10 июля 2021 года), как и предлагала ранее Россия.

Между тем в резолюции Бельгии и Германии не содержится положений, осуждающих односторонние санкции в отношении Сирии. Германия утверждает, что санкции ЕС носят адресный характер и не бьют по простому населению.

Принципиальное различие мнений с одной стороны Москвы и Пекина, а с другой европейских государств и США в Совбезе касается самого механизма трансграничной доставки гуманитарной помощи в Сирию.

Россия выступает за поэтапное сворачивание этого механизма. По мнению Москвы, он был временным и был нужен в условиях, когда сирийские власти не контролировали значительные территории страны. Тогда для помощи населению в неконтролируемых правительством зонах было целесообразно доставлять гуманитарные грузы через 4 КПП с территории соседних Ирака, Иордании и Турции. Теперь же ситуация «на земле» изменилась, сирийская армия берет под контроль все больше территорий и надобность в механизме отпала, заявляют в Москве. Сирия и Россия заявляют, что гуманитарная помощь должна теперь доставляться через Дамаск.

Работа четырех КПП продлевалась резолюциями СБ ООН ежегодно с 2014 года. В январе по настоянию России и Китая работа двух пограничных переходов — на границе Сирии и Иордании, а также САР и Ирака — не была продлена.

В этот раз Россия и Китай добились закрытия еще одного погранперехода — теперь уже на границе с Турцией.

Это вызывает резкое неприятие западных партнеров по Совету Безопасности. Европейские страны и США утверждают, что закрытие КПП повлечет жертвы среди мирных сирийцев, лишенных гуманитарной помощи.

В постпредстве РФ при ООН в пятницу напомнили, что механизм трансграничной доставки гуманитарной помощи создавался в 2014 году как срочная и временная, исключительная мера. По мнению Москвы, «не вызывает сомнений, что она противоречит принципам международного гуманитарного права и подрывает сирийский суверенитет». На том этапе механизм стал компромиссом для решения проблем внутри раздираемой конфликтом страны и облегчения участи нуждающихся в помощи людей, отметили в постпредстве. В заявлении было сказано, что Россия неоднократно указывала на неполадки в работе системы мониторинга этого механизма, включая проблемы с отчетностью. Они по-прежнему не решены, заявляют в постпредстве и выступают за «постепенное закрытие КПП и сворачивание всего механизма по мере того, как это будет позволять ситуации в стране».