Соседские войны на 6 сотках

0

Войны между соседями по даче не утихают даже в зимнюю пору — в Ногинском районе дело дошло до стрельбы.

Конфликт между соседями в садовом товариществе в Ногинском районе продолжается с 2009 года. Один из садоводов, судья на пенсии, скупил три участка буквой Г, построил два коттеджа (для себя и семьи дочки), бассейн, провел газ. Оставалось прикупить четвертый участок.

Его владелец, простой водитель из Подмосковья Александр, на своей даче постоянно не живет. У него только домик шесть на шесть. Даже туалет — и тот на улице.

Стоит ли удивляться, что между соседями вспыхнула яростная классовая ненависть? Поначалу продавать свой участок судье Александр наотрез отказался. Потом подумал-подумал и согласился: «Я ему предложил выкупить для меня участок на соседней улице, потом сделали бы обмен, и все!»

Был лишь один нюанс — участок на соседней улице с хорошим домом стоил в 2010 году 4,5 млн, а участок самого Александра — 2,5 млн. Бывший судья на такой обмен не согласился.

Он предлагал выкупить землю по рыночной цене — 2,5 млн руб. Но на такие условия уже не соглашался Александр. Он обвинял богатого соседа в том, что тот намеренно засоряет его участок — перебрасывает ему через забор дохлых крыс, собачьи экскременты и пакеты с бытовым мусором.

В один прекрасный день, приехав на дачу, Александр обнаружил, что в окнах перебиты почти все стекла. Он тут же написал заявление в полицию — по его словам, беспредел учинил бывший судья. «Он стрелял в окна моей дачи из окон вторых этажей своих домов дробью, я ее нашел потом у себя внутри дома», — рассказывает пострадавший.

А судья уверяет, что палить по окнам соседа он даже и не думал, по его версии, разгром своей дачи Александр учинил сам, чтобы потом обвинить во всем богача. Ружья есть у обоих, причем на судью зарегистрировано целых пять (!) стволов.

Дальше дело дошло уже до стрельбы боевыми патронами: в мае этого года два соседа снова начали разговор о продаже участка. «Я согласился продать участок за 2,5 миллиона. Договорились. Вдруг звонит его зять: мы дадим только полтора!» — возмущенно вспоминает Александр.

Сделка снова сорвалась. Оказалось, что зять судьи обратился в агентство недвижимости, где ему назвали сегодняшнюю цену за участок — после кризиса она упала до полутора миллионов!

Соседи поругались, после чего судья начал палить по Александру боевыми патронами из окна своего коттеджа, во всяком случае, именно такие показания дал Александр в полиции. Сосед же уверяет, что тот якобы снова выдумывает. В итоге уголовное дело завели, но не по статье «Покушение на убийство», а как «Хулиганство».

Экспертиза показала, что пули были выпущены не из ружей судьи и Александра. Сам он теперь обвиняет органы правопорядка в том, что они подделали результаты экспертизы и вообще пытаются закрыть дело в интересах судьи.

«Хорошо еще, что возбудили уголовное дело, — комментирует глава Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст. — С другой стороны, плохо, что органами до сих пор не установлено, откуда и кто стрелял. На этот счет «по горячим следам» не было проведено необходимых экспертиз».

А председатель профсоюза садоводов России Людмила Голосова отмечает, что конфликты между садоводами сегодня вовсе не редкость: «Одно дело, когда покупают коттеджи в закрытом поселке — там одного достатка люди, и никому ни до кого дела нет. Садовое товарищество — это другое. 6 соток и один домик шесть на шесть. Теперь в этот социалистический мирок вторгся капитализм — среди участков со щитовыми домиками появились участки из трех-четырех участков с коттеджами и бассейнами. Все это порождает взаимную ненависть».

Ее поддерживает Мария Баст: «Правоохранители считают, раз нет трупа, то можно особо и не заморачиваться. Но труп в конце концов будет, как в громкой истории в Кратове. Тогда разъяренный дачник убил соседа, замучившего его постоянным шумом автосервиса, устроенного в соседнем дворе. В результате бойни погибли 4 человека. Пока имеется нерешенный конфликт — будут стрелять!».