Третьяковка открылась после карантина, представив новые проекты

Четыре с половиной месяца Третьяковская галерея была закрыта для публики. И вот, наконец, вышла из самоизоляции. Сотрудники и посетители с трудом, но привыкают к музейной жизни по новым правилам, однако тяга к искусству и социализации сильней.

Музей встречает посетителей премьерами: в Новой Третьяковке – выставка «Поколение ХХI», здесь же заканчивается монтаж проекта «Ненавсегда» (открытие 7 июля), а в Западном крыле – фотофестиваль «Фиксаж». Корреспондент «МК» вместе с первыми посетителями музея опробовал новые правила и посмотрел новые проекты.

Стойка информации в Третьяковке обросла прозрачными пластиковыми экранами, за которыми в фирменной розовой форме ждут первых посетителей администраторы и кассиры музея.

– Здесь мы можем сидеть без защитных экранов на голове, а если выходим в залы, то их нужно надевать. Такие правила, – рассказывает одна из сотрудниц за стойкой. – Тяжело, конечно, жарко, но лучше, чем дома сидеть. Ничего, как-нибудь справимся.

Третьяковка открылась после карантина, представив новые проекты

По залам уже гуляют первые гости, в основном пары молодых людей или пенсионеры. Нет-нет, но снимают маски, чтобы дать отдых лицу, продышаться, а потом снова надевают. Несмотря на новые системы очистки воздуха, находиться в маске все время сложновато. Но все всё понимают и ведут себя вполне ответственно. Людей немного, дистанцию соблюсти можно, правда, увлекаясь рассматриванием картин, нет-нет, но забываешь о новых правилах. Впрочем, в музее намного свободнее, чем в том же Парке Горького, где народу как в час пик в метро.

Больше всего посетителей на новой выставке «Поколение ХХI». Здесь представлено искусство 2000-2010-х годов. Коллекцию из более 150 работ собрал фонд Смирнова-Сорокина и передал в дар ГТГ. «Эта выставка является попыткой ревизии и структурирования в музейном формате стратегий художников, заявивших о себе в первые два десятилетия ХХI века. Нулевые годы – «время надежд», – как известно, сопровождались бурным расцветом художественной жизни», – гласит предисловие проекта.

Попытка структурирования визуально отражается на стене, расположенной перед входом в зал: здесь начертаны имена всех героев вернисажа в виде плана-карты. Выставка поделена на несколько разделов, распределяющих работы художников по темам и тенденциям. Открывают проект абстрактные работы, отсылающие к истокам супрематизма.

Тяга молодых художников в нулевые к монохромности, лаконичности и аскетизму объясняется кураторами реакцией на избыток предметного и коммерческого искусства. Здесь среди прочего выделяется работа Владимира Логутова «Куски металла» из вороненой стали в дырочку. Отверстия просверлены так, что поверхность кажется объемной, хотя на самом деле она плоская. Такая вот визуальная игра.

Другой раздел уже выделяет игру как художественную стратегию – принцип, который ставит под сомнения принятые условности. Сюда попало, в частности, видео Полины Кадис «Яйца» – девушка пытается поймать в юбку яйца как в игре «Ну, погоди!». Работа прозвучала в нулевых: была номинирована на премию «Инновация» и стала победителем Премии Кандинского.

Оживив модную в 1990-е игру, Полина смогла зацепить множество разных тем – от рефлексии о прошлом до вопроса упущенных возможностей в ежедневной гонке событий. Игры, впрочем, в искусстве далеки от детских, они смысловые и иной раз пророческие. Так, серия работ Миши Most, где художник покрывает абстрактными пятнами тексты статей Конституции о свободе слова, стала созвучна с сегодняшним днем.

Выделена в отдельную главу на выставке обратная тема – памяти, где в основном собраны работы, обращенные в советское прошлое. Но и здесь часто встречаются игровые приемы. Что если не игра – смыслов и слов – работа Андрея Селяева «Полное собрание сочинений», представляющая собой стилизованные под труды Ленина настоящие кирпичи? Здесь слово «кирпич», которым часто обозначают увесистый том, приобретает визуальную форму.  

В следующей главе – «Возможность красоты» – обыгрывается шаблонное представление о привлекательности искусства. Но нет, современное искусство не обязано быть красивым, зато оно призывает думать и чувствовать. Законов нет, есть образы и смыслы. Рвать шаблоны, как, например, происходит на картинах Владимира Потапова: нарисованная настольная лампа высвечивает реальную дыру в фанере, на которой написана картина…

Третьяковка открылась после карантина, представив новые проекты

Путешествие в искусство нулевых – сегодня своего рода ностальгия по временам, которые вроде бы были совсем недавно, но уже очень далеко и, наверное, никогда не вернутся. В контексте недавних событий эта выставка приобретает дополнительное звучание, связанное с возвращением к привычной жизни. 

Другой проект, отрывшийся в Новой Третьяковке, с тем же настроением – came back. Фотофестиваль «Фиксаж» должен был отрыться 19 марта на третьем этаже Западного крыла ГТГ (бывший ЦДХ). Его успели смонтировать, но не успели презентовать до карантина. «Сейчас мы думали, стоит ли добавить раздел изоляционного времени, но решили, что все слишком от этого устали», – рассказывает куратор фестиваля, известный фотограф Сергей Ковальчук. На выставке 11 разделов известных или малоизвестных фотографов, и еще около сотни фотографий, отобранных на всероссийском конкурсе. Экспозиция – разношерстная, у каждого автора свой стиль.

Черно-белая, немного размытая серия фотографий Сергея Трапезникова, кажется, сделана в далекие советские годы (здесь и пионеры, и работяги в поле, бабушки за чаем в ретро-интерьерах), но все это снимки последних двух лет. Чарующие студийные работы Александра Ов-Лебедева созданы в стиле Возрождения – подобно Вермееру он использует эффект сфумато и метод «отстраненного восприятия». Контрастно с ним выглядят работы в стиле дизайнерского минимализм Натальи Голубевой – яркие и лаконичные по стилю. Открытие фестиваля – фотограф Игорь Андреев из Архангельска. На его снимках дети в привычных для них ситуациях, на велосипеде или за играми во дворе, но как же пронзительно пойман взгляд, полный глубины и чистой искренности.

Конкурсные работы объединены темой «Если, что-то и не так»: здесь действительно много веселых и иной раз абсурдных работ, иной раз можно обнаружить инопланетянина или летающий остров.

– Наша намеренная ошибка-шутка в названии конкурса вызвала море обсуждений в сети, но в итоге мы получили очень много прекрасных работ со всей страны. Главный критерий для нас – это авторский взгляд и стиль. Ведь сегодня каждый снимает, но не у всех получается найти свое особое видение и композиционные решения. Шесть лучших будут отмечены денежным призом, а еще есть приз зрительских симпатий – каждый посетитель может проголосовать за понравившуюся работу, – говорит Сергей Ковальчук.  В этих залах, кажется, что никакой пандемии будто бы и нет. Есть хорошие выставки, музейная жизнь, движение. Только маски на смотрителях, отметки о соблюдении дистанции на полу и время от времени звучащий из динамика голос напоминает о  вынужденных правилах новой реальности.