Юбилей его превосходительства: Юрию Соломин играет без маски

Помните тему школьного сочинения: «Положительный герой в русской литературе»? В этом смысле Юрий Соломин именно такой и есть. Не в литературе, конечно: он сам пишет свою судьбу.

Положительный герой — казалось бы, это так скучно. Такой правильный, такой хороший, без острых углов, без заусениц. Настоящему артисту никогда не были интересны такие роли. Вот сыграть что-нибудь эдакое, порочное, нетравиальное, оправдать негодника, перевоплотиться в него — тут непаханое поле для эксперимента, твори сколько душе угодно. Но самое удивительное, а главное — редкое, что Соломин чрезвычайно органичен в этой своей правильности, непорочности, неподкупности; кажется, он вообще не врет. Маска приросла?

Вот именно, что не маска. Счастливое совпадение актерского и человеческого — это и есть Соломин. Такое постоянство: одна жена, один театр — Малый, классический (стаж — 63 года!). В позднесоветской жизни он успел побывать министром культуры (правда, заглянул во власть всего на несколько месяцев), а ныне, конечно же, доверенное лицо президента, конечно же, подписался за Крым. Только это его никак не компрометирует, не портит — вот он такой и есть. Здесь Соломин не играет.

Но любим мы его не за это. «Павел Андреевич, вы шпион?» — «Видишь ли, Юра…» — и до сих пор мне мерещатся озорные огоньки в грустных глазах адъютанта его превосходительства. Он тогда стал вторым Штирлицем — вернее, первым: «Адъютант» вышел за четыре года до «Семнадцати мгновений…» Потом будут, само собой, и чекисты, и кагэбэшники, и «ТАСС уполномочен заявить», но Павел Андреевич Кольцов, свой среди чужих, красный на белом фоне (тогда вся страна у нас была красная), — это наш народный герой.

Мне же всегда нравилось соломинское «хулиганство», когда он выходил за рамки своего привычного образа. Недавно пересмотрел «Летучую мышь» — ах, какой он там игривый, легкий, фонтанирующий! Это братский фильм — они с Виталием Соломиным, младшим его прекрасным братом, просто великолепны.

А «Обыкновенное чудо»! Казалось бы, совсем не захаровский актер, но как он прижимается к Екатерине Васильевой, щечка к щечке, как ухаживает за ней! Шалунишка.

Уже много лет Соломин — во главе Малого театра. И это тоже для него очень органично: ну должно же что-нибудь в стране быть незыблемым, глубинным и, да, скрепоносным в лучшем смысле этого уже затертого и высмеянного слова. Малый ему к лицу, и он к лицу Малому. Все совпало.

На днях Юрию Соломину было присвоено и вручено президентом звание Героя Труда. И тут все правильно, награда нашла героя. Восстановленный советский символ вручен настоящему советскому человеку, красному разведчику, адъютанту его превосходительства. И это справедливо!