Вахтанговский готовят к юбилею: инъекции делают даже стенам

В то время, когда все столичные театры закрыты, один все-таки работает. Нет, спектаклей и зрителей здесь, конечно, нет, но его сцена, много повидавшая на своём веку, переживает тот ещё «спектакль». В Вахтанговском сценическую коробку капитально переодевают — идёт замена старого штанкетного хозяйства на новое. Так что во время карантина здесь время даром не теряют и готовят театр к 100-летию. С подробностями из театра со старого Арбата — обозреватель «МК». 

На сцене рабочих — как статистов в большой постановке — множество, и каждый при деле. Спущенные из-под колосников штанкеты сиротливо свалены грудой у стен по всему периметру сцены: списанные, они уже отыграли своё. Кто не знает, штанкеты — это очень важная часть театральной техники, отвечающей за внешний вид спектакля,  и то, как он смотрится из зала. Штанкета представляет собой металлическую  трубу или ферму длинной по зеркалу сцены (от 15 до 18 метров), на которую монтировщики и крепят разные элементы декорации, задник или кулисы, и те бесшумно уплывают под колосники или спускаются на сцену, открывая зрителям красивую панораму. Давным-давно штанкетами управляли вручную, используя систему грузов и противовесов, в современных же театрах сценические коробки оборудованы электро-механическими подъемниками с компьютерным позиционированием. И управляет всем этим хозяйством один монтировщик при помощи компьютерных технологий с большим экраном. 

— Сейчас мы запустили второй этап реконструкции нашей историческо сцены, — говорит директор театра Кирилл Крок. Он уже как месяц вышел на работу. — Она включает в себя полную замену и модернизацию старых штанкетных подъёмов образца 1950-го года — их было 59. Два года шла разработка проекта, специалисты  приспосабливали его к зданию театра постройки 1949 года. Пришли к выводу, что  сегодня на нашей сцене будет установлено 48 подъемов: некоторые с грузоподъемностью по 300, а некоторые — 500 кг. 

Вахтанговский готовят к юбилею: инъекции делают даже стенам

Стоит напомнить, что здание любимого москвичами театра серьёзно пострадало во время войны: 24 июля 1941 года во время налёта фашистской авиации на Москву в него попала бомба — партер и сцена были полностью разрушены и, как вспоминали старожилы Арбата, ещё неделю по улице ветер гонял остатки декораций. К счастью, в этот вечер спектакля не было, тем не мене погибло два человека, дежуривших на крыше. Осколками убило актера эпизода Николая Кондратьева и главного героя-любовника Вахтанговского Василию Кузу. Для театра его смерть стала трагической потерей: Кузу обожали зрители и особенно зрительницы, на него ходили, высокий, стройный красавец, и прелестный человек, что редко можно сказать об актерах с эгоистическим амплуа героя-любовника. 

— Кирилл, как получилось, что самый популярный и хорошо зарабатывавший до пандемии драматический театр России в XXI веке работал на таком допотопном оборудовании? — спрашиваю у Крока.

— Во-первых, историческое старое здание. Во-вторых, переоборудование сцены — это долгая история, многие годы никто не хотел за нее браться при идущем репертуаре. Да и сам театр не мог позволить себе столь дорогостоящую работу. 

—  Во сколько вам обходится техническое перевооружение сцены?

— 278 миллионов рублей, но это только второй, штанкетный, этап, а на первом, год назад, мы полностью поменяли световое оборудование, а ещё раньше — звуковое. Таким образом в общей сложности на полное перевооружение сцены затрачено будет около 600 миллионов рублей. Спасибо Министерству финансов, которое выделило такие большие средства. Все-таки Вахтанговскому театру в следующем году будет 100 лет,  и иметь оборудование даже не из прошлого, а из позапрошлого века даже неприлично. 

Вахтанговский готовят к юбилею: инъекции делают даже стенам

По словам директора, прежде чем приступить к работам, специалисты тщательно обследовали здание на Старом Арбате: несущие конструкции, брали на анализ кирпичи из стен, химические пробы на усталость сопротивления металла ферм,  находящихся под крышей, математически рассчитывали какие нагрузки  могут быть применены. Так, выяснилось, что прежде, чем повесить на стены новые лебедки, нужно провести иньектирование стен, то есть укрепить их специальным химическим составом, который старую кирпичную кладку превратит в железобетон. Только тогда на него можно повесить  48 новых механических лебёдок. 

— Когда планируете завершить работы?

— Работы рассчитаны на 3 месяца, мы надеемся, что к концу августа строители нам отдадут площадку, и мы сможем начать репетировать премьерный спектакль  «Маленькие трагедии» в постановке Римаса Туминаса

Вахтанговский готовят к юбилею: инъекции делают даже стенам

— А почему из зала вынесли все кресла? Вы их тоже меняете? Если я не ошибаюсь, по всем меркам они — антиквариат. 

— 10 лет назад, к 90-летию театра, мы полностью перекладывали наш исторический паркет — он был зашаркан и в ужасном состоянии. Тогда на всех уровнях мы демонтировали кресла — в бельэтаже, на балконе, а сейчас решили заодно провести его циклевку, все таки 10 лет прошло, пора уже. Кстати, Вахтанговским креслам 71 год и по российским законам через 29 лет они будут считаться полным антиквариатом, а по американским они уже таковые. Так что мы решили отциклевать все полы, собственно, как и в фойе, и в гримерках, но  это уже само собой разумеется. И, думаю, к 1 сентября мы сможем сказать, что Вахтанговский театр по своей технической оснащенности будет являеться современным театральным комплексом. Четыре года назад мы полностью поменяли весь звук, в прошлом году — весь свет, ну а сейчас — механизацию. 

— На этом все работы завершатся? Или что-то ещё планируете?

— Надеюсь, закончим. В историческом контексте надо оставлять что-то тем, кто будет после тебя.