Вернет ли Россия детей и жен боевиков?

0

За возвращение каждого ребенка боевика ИГИЛ* в Россию (имеющих гражданство РФ) требуется 6 тыс. долларов, за вдову боевика — 20 тыс. долларов.

Нужно ли России возвращать «своих» женщин и детей, которых на Ближнем Востоке насчитывается более 8 тысяч?

В тюрьмах Ирака сейчас ожидают суда 500 «черных вдов» — иностранок. Многие сидят с детьми. Сколько из них российского происхождения, иракские власти не сообщают. Зато известно, что 29 апреля состоялся суд над 29 «черными вдовами» иностранного происхождения, из которых 19 оказались гражданками РФ. Все они приговорены к пожизненному заключению.

Судят россиянок по статье «Терроризм». Как уверяет Хеда Саратова, член Совета при главе Чеченской Республики по развитию гражданского общества и правам человека, обвинения беспочвенны: все женщины приехали на Ближний Восток следом за своими мужьями и участия в самой террористической деятельности не принимали.

Дети осужденных женщин передаются иракским семьям. Против этого не раз выступал Рамзан Кадыров — его усилиями в Россию только в этом году были возвращены 21 вдова и 73 ребенка, из них каждый третий — из Чечни.

На втором месте после чеченок идут жительницы Дагестана, далее — Ингушетии, Башкирии, а также соседних государств — Казахстана и Узбекистана.

Впрочем, есть «черные вдовы» и из славянских городов, например из Твери и Нижневартовска.

Далеко не везде «черных вдов» встречают с распростертыми объятиями. Так, бывших жительниц Дагестана сразу после прилета снимают с самолета и увозят в следственный изолятор.

В Чечне «черные вдовы» остаются на свободе — им дают сроки, порой немаленькие (до 14 лет и выше), но с отсрочкой приговора на те же 14-15 лет — до тех пор, пока младший ребенок не достигнет совершеннолетия.

Сколько «черных вдов» из России находится сейчас на Ближнем Востоке, точно неизвестно. Называются цифры от 1,5 тыс. до 8 тыс. женщин. Только к Хеде Саратовой, по ее словам, обратились за помощью родственники 2 тыс. женщин, которые либо уехали и пропали без вести, либо сидят в тюрьмах на Ближнем Востоке, либо просто скитаются.

Теперь сбежавшие когда-то в ИГИЛ* россиянки мечтают вернуться на родину и шлют слезные письма. Так, крымская татарка Рушана написала родственникам, что находилась с мужем и детьми в отряде ИГИЛ*, который был разбит правительственными войсками.

В результате Рушана и еще два десятка наших соотечественниц были помещены в женскую тюрьму Багдада, где дожидаются суда. С Рушаной находится ее полуторагодовалый ребенок.

За несколько месяцев заключения несколько наших соотечественниц уже умерли от «не очень хороших условий», а одна повесилась, сообщила на пресс-конференции родственница Рушаны.

Одна из главных проблем «черных вдов» — это голод, многие из них после смерти мужей остались без средств к существованию.

По словам Хеды Саратовой, за возвращение одного ребенка «черной вдовы» на родину приходится платить по 6 тыс. долларов. Так, детей, рожденных уже в ИГИЛ*, иракские власти не признают россиянами и требуют проводить экспертизу ДНК.

Что же касается женщин, находящихся в тюрьмах, то цена возвращения одной вдовы — от 20 тыс. долларов и выше. Именно столько стоят услуги иракского адвоката в судебном процессе, а участие адвокатов-иностранцев по закону Ирака не допускается.

«Черных вдов», находящихся в плену у курдов, можно выкупить дешевле. А кто-то вообще живет «на свободе» и готов приехать на родину совершенно бесплатно. Так, одна из «черных вдов» написала Хеде Саратовой, что живет с тремя малолетними детьми на крыше дома в Сирии и умирает от голода.

Против возвращения «черных вдов» выступают спецслужбы. Они полагают, что женщины, вернувшись на родину, начнут вести тут подрывную работу. Зато за их возвращение выступает глава Чечни.

«В беде не должен остаться ни один гражданин России», — заявил Рамзан Кадыров.

Вернувшиеся в Чечню и оставшиеся на свободе «черные вдовы» без дела не сидят. Они «участвуют в массовых мероприятиях, рассказывают молодежи о том, в каком кошмаре жили все эти годы, как пережили вместе с малышами тюрьмы и лагеря. Это лучшая профилактика для тех, кто раздумывает, не поехать ли воевать в Сирию или Ирак», — считает Хеда Саратова.

Родственники «черных вдов» устраивают митинги, требуя вернуть в Россию женщин и детей. По словам российского сенатора Зияда Сабсаби, необходимо заняться поиском детей, у которых погибли оба родителя. Сейчас эти дети живут в арабских и курдских семьях. Всего на розыск и возвращение детей уйдет три года, уверяет сенатор: «Я не могу заснуть, потому что я слышу голоса детей, которые просят меня о помощи».

Но пока возвращение «игиловских» женщин и детей — вопрос открытый. Хеда Саратова умоляет российские власти простить беглянок: «Ситуация очень плачевная, очень серьезная. Там не 10-15 человек, там огромная армия женщин, это наши граждане, они ждут помощи, они просят, умоляют».

Еще один довод в пользу возвращения вдов: если не вернуть их на родину официально, они могут быть завербованы западными спецслужбами и направлены, например, на территорию России для совершения терактов.

Впрочем, нет и гарантий того, что возвращаемые женщины уже не завербованы, хотя в той же Чечне, например, родственники обещают приглядывать за «своими» вдовами и взять их под свою полную ответственность.

*Организация, запрещенная в РФ.