Возвращенная с того света

0

Почти год пенсионерка Валентина Сергеевна Закирова из Твери воевала, чтобы ее признали… живой.

«А ВЫ… МЕРТВЫ»

История достойна пера классика. А началась она в ноябре 2017-го с банального, в общем, события — Валентина оказалась в больнице. В местной, тверской, под номером семь. Болячки были стандартные, возрастные: давление, сердце, сосуды, нервы…. Подлечили. Выписали домой. А дальше началось необъяснимое.

— Пенсию я получала в почтовом отделении по месту жительства, — рассказывает Валентина Сергеевна. — Прихожу в очередной раз — в декабре прошлого года. Вдруг сотрудница почты сообщает, что меня больше… нет в списках получателей. Почему — неизвестно. Обращайтесь, говорит, в Пенсионный фонд. Я отправилась в областное отделение Пенсионного фонда. Оттуда меня отфутболили в загс, тоже наш местный, тверской.

А в загсе пенсионерка услышала: «А вы… мертвы — есть справка из больницы, в двух экземплярах…»

На негнущихся ногах она пошла разбираться в больницу. Ее там, конечно, никто не узнал: ни врачи, ни медсестры. Много людей через их руки проходит, всех не упомнишь. Никто ничего не знает, крайнего не найти.

Куда дальше идти? Разве что в полицию. Пошла, рассказала свою ситуацию дежурному оперу — получила убийственный ответ: «Мы с трупами не работаем…»

И что же в сухом остатке? Пенсию не дают, потому как числится покойницей. Попыталась устроиться на работу уборщицей или сиделкой, хоть какой-то заработок. Не приняли! Ведь ее паспорт и другие документы значатся за усопшей. То есть тверичанка Валентина Сергеевна Закирова, шестидесятого года рождения, не числится больше ни в одной официальной базе.

Умерла.

…С БОЖЬЕЙ ПОМОЩЬЮ

За этот год Валентина прошла множество инстанций: обращалась в прокуратуру, Следственный комитет, к местному уполномоченному по правам человека, к депутатам… Ее раз за разом футболили: то в Пенсионный фонд, то в загс, то снова в больницу… и далее по кругу. Хоть ложись, да вправду помирай.

— На что же вы жили все это время? — спрашиваю пенсионерку.

Она руками развела: дочь получает пенсию по инвалидности. Да добрые люди, спасибо, подкармливали. С божьей помощью справлялась.

Помощь была почти в прямом смысле божьей. В тверском храме Владимирской иконы Божией Матери жители жертвуют одежду и еду для малоимущих. Закирова ходила в этот храм не только за духовным утешением, но и элементарно поесть.

А еще в храме женщина встретила свою спасительницу.

— Моя мама является прихожанкой этого храма, — рассказывает Анна Фролова, юрист, ныне законный представитель интересов Валентины Сергеевны в суде. — Как-то она пришла домой совершенно обескураженная. Поделилась: в храм приходит женщина, у нее такая беда… Попросила меня помочь ей. И я стала помогать: собирала документы, справки, свидетельские показания…

Лишь летом после долгих мытарств лед тронулся: прокуратура провела проверку по обращениям Закировой и инициировала, наконец, обращение в суд, потребовав аннулировать запись о смерти Закировой в загсе и, естественно, признать пенсионерку живой. Валентина, как ни парадоксально это звучит, давала в суде показания, что в больнице действительно лечилась, но совершенно точно не умирала.

Представитель загса в присутствии судей теперь уже согласилась с доводами. «Сказали так: давайте уже вернем Закировой ее имя, а иначе запутаемся, кто умер, а кто нет…» — улыбается Валентина Сергеевна. Как мало надо человеку для счастья.

* Анна Фролова намерена взыскать с виновного моральный ущерб

 

ПРИЗНАНА ЖИВОЙ

13 ноября иск прокуратуры («об установлении факта» — есть такой юридический термин) был удовлетворен: Валентина Сергеевна официально признана живой.

В декабре решение суда вступает в законную силу. Пожилая женщина наконец сможет получать свою пенсию. Добрая душа, она ни к кому претензий не имеет. А вот юрист убеждена: виновных надо наказать. Анна Фролова провела собственное расследование. Результаты обескуражили.

— По документам, которые я тщательно изучила, «труп» был отправлен из больницы №7 в «четверку» (№4), где есть отделение судмедэкспертизы, — требовалось вскрытие, — говорит Анна. — Там признали, что умерла именно Закирова. Из «четверки» (опять же согласно бумагам) «тело» было направлено в некую структуру — ООО «Реквием».

«Реквием» бабушку «похоронил». За счет государства как «невостребованный труп» (есть такое понятие), потому что якобы не объявился никто из родственников. На каком этапе и почему живого человека перепутали с умершим? И кого на самом деле похоронили под именем Закировой? Все это предстоит выяснить.

На сегодня достоверно установлено, что в свидетельстве о смерти Валентины Сергеевны подпись поставил некий врач, однако человек с такой фамилией никогда не работал ни в седьмой больнице, ни в четвертой. Снова «мертвые души» — не по-гоголевски, а по-тверски.

— Я, как законный представитель Валентины Сергеевны, намерена возбудить уголовное дело в суде по статье

«Халатность», установить и привлечь к ответственности виновных. Полагаю, что это могут быть главврач больницы, лечащий доктор, врачи скорой помощи — все, кто несет ответственность за предоставление недостоверных сведений, в прямом смысле покалечивших Закировой жизнь. Далее мы намерены взыскать с виновных моральный ущерб.

Также Анна намерена подать жалобу на имя генерального прокурора, чтобы взял дело под личный контроль ввиду особого случая. Думается, наказать не помешало бы всех чиновников, пороги кабинетов которых несчастная «покойница» обивала весь этот год, получая в ответ лишь ледяное равнодушие да отписки. Ведь их долг — помогать людям в сложных ситуациях, а не отмахиваться.

Отрадно, что история на сегодня завершилась удачно: женщина жива, хотя и потрепала изрядно нервы, по здоровью ударило бесчинство. Но больницы, говорит, теперь постарается обходить десятой дорогой: ну мало ли…

Зато Валентина Сергеевна может с полным правом теперь говорить, что «вернулась с того света» почти в прямом смысле.

Есть примета: если при жизни «похоронили», значит, долго будет жить, чего мы терпеливой тверичанке и желаем. А еще сил, они ей ой как понадобятся, впереди очередная непростая процедура — восстановление паспорта и остальных документов. Снова бесконечная беготня по кабинетам и структурам.

Вот ирония судьбы: Закирова многие годы до пенсии работала в сфере медицины — в акушерском отделении областной больницы. Правда, утверждает: там подобных случаев — чтобы живого в мертвецы записали — на ее памяти не было.

На прощание пенсионерка попросила передать через газету огромную благодарность всем, кто ей сочувствовал и помогал в этот, несомненно, сложный для нее год, особенно неравнодушным людям из церкви. И Господу Богу — что дал сил и терпения.

«МН» будет следить за дальнейшей историей жительницы Твери.