Возвращение домой: российские САРы вместо зарубежных офшоров

0

Недавние поправки в закон о международных холдинговых компаниях призваны облегчить процедуру смены юрисдикции компаний в специальных административных районах (САР) на островах Русский в Приморском крае и Октябрьский в Калининградской области. Зачем эти особые зоны, в принципе, нужны бизнесу и государству разбиралась «Газета.Ru».

Welcome back

Резиденты специальных административных районов, с помощью которых власти намерены привлечь на родину крупные холдинговые компании, получат особый статус международной компании, дающий возможность применения к ним более гибкого корпоративно-правового режима.

«Весомый плюс САРов состоит в том, что компании могут переезжать из-за границы в Россию, сохраняя при этом свою корпоративную структуру. То есть права акционеров остаются такими же, какими были, например, на Кипре. В этом смысле компания может перевезти из-за рубежа в Россию свой бизнес ровно таким, каким он был за границей – раньше такой возможности не было. Это правовой и юридический эксперимент, в рамках которого на двух ограниченных территориях смогут разместиться компании, перемещенные из-за границы», — рассказал «Газете.Ru» партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов.

При этом не стоит проводить параллели между особыми экономическими зонами и специальными административными районами, так как эти проекты создавались с разными стратегическими целями.

«Особые экономические зоны больше нацелены на развитие реального экономического сектора, поэтому там действуют соответствующие налоговые послабления — общий налог на прибыль, НДС и так далее. Что касается специальных административных районов, то тут была цель создать особые финансовые центры для холдинговых структур – территории, где размещается не производство, а офисы — центры принятия решений. Это некая альтернатива Люксембургу, Кипру и Нидерландам, где российские компании размещают свои холдинговые структуры. Целью было создание благоприятных условий для их перевода в Россию», — разъяснила «Газете.Ru» гендиректор Центра международных и сравнительно-правовых исследований Екатерина Папченкова.

И в специальных административных районах речь идет не столько о налоговых льготах. «В САР действуют особое валютное регулирование и специальный корпоративный режим. В последнем случае информация доступна только для компетентных ведомств, а не для третьих лиц. Таким образом, мы просто предоставляем условия, близкие тем, что есть за границей», — говорит Папченкова.

«Другие» острова

Российские специальные административные районы, разумеется, имеют и свою специфику, отмечают эксперты. «САР – это и не офшор, и не Международный финансовый центр в Дубае, а, как обычно у нас и бывает, что-то третье. Государство в первую очередь нацелено на привлечение своих бизнесменов, которые ранее структурировали свои активы за границей. Если же эксперимент окажется удачным, то есть бизнес поверит, что государство действительно создает для него комфортную среду (пусть не в масштабах всей страны, а лишь на двух территориях) – может быть, в САР потянутся и иностранцы. Понятно, что крупные западные корпорации к нам не переедут, но какие-то структуры средней руки из сопредельных государств – почему бы и нет», — рассуждает Дмитрий Степанов.

Созданию подобных особых зон благоприятствует и непростая ситуация в мировой экономике – Екатерина Папченкова полагает, что в сложившихся условиях (и не только из-за санкций) вести бизнес в России сейчас может быть выгоднее, чем за рубежом.

«Государство увидело такой запрос со стороны бизнеса и решило пойти ему на встречу, создав инструмент для быстрого возвращения на родину. Здесь присутствует и стратегическая цель экономической безопасности, потому что холдинговые структуры всех этих предприятий имеют принципиальное, системообразующее значение для российской экономики», — подчеркивает она.

Выгода от САР для российской экономики этим не ограничивается. Согласно поправкам, одобренным Госдумой, международная компания обязана в течение 10 рабочих дней по истечении шести месяцев с даты ее госрегистрации направить в управляющую компанию САР документы, подтверждающие осуществление инвестиций в установленном объеме, форме и в установленные сроки. Есть и другие важные аспекты.

«Сейчас центры принятия решений большинства крупных российских компаний находятся за рубежом, то есть государство не контролирует происходящие там процессы и денежные потоки. Это, в частности, создает условия для вывода капитала.

Кроме того, получается, что класс так называемых белых воротничков развивается за границей, где они создают запрос на создание инфраструктуру – например, на рестораны и отели. В России потенциально тоже есть такие точки притяжения людей, но сейчас они не получают развития, потому что крупный бизнес локализуется за рубежом», — отмечает эксперт.

Оснований опасаться, что в специальных административных районах начнут массово регистрироваться все компании, заинтересованные в новых условиях – резидентами пока могут стать только заграничные юридические лица, причем существующие давно, а не созданные позавчера.

«Я думаю, что это долгоиграющий проект, который идет в правильном направлении, причем он не направлен на «торговлю суверенитетом» — мы не вводим английское право или не превращаемся в какой-то «черный офшор», все в рамках правил, принятых во всем мире. В то же время, среда становится гибкой, при этом нет необходимости переформатировать все государство – достаточно настроить работу двух территорий», — резюмирует Дмитрий Степанов.

При этом режим может быть расширен, не исключает губернатор Калининградской области Антон Алиханов. Сейчас в особом районе на острове Октябрьский уже готовы зарегистрироваться 12 компаний. На наш взгляд, после нескольких лет — может быть, года работы САР — нужно будет их совершенствовать, расширять. Потому что сейчас закон достаточно консервативный, он, по сути, подразумевает некую «транспортировку» компаний из уже существующих юрисдикций на нашу площадку. На наш взгляд, здесь есть еще над чем подумать, с точки зрения развития инновационных видов бизнеса и так далее. Мы с Минэком эти проблемы и вопросы обсуждаем», — говорил глава региона в онлайн-интервью «Газете.Ru».