Умер Анатолий Трушкин: «Самый скромный и одаренный юморист»

Ещё одна жертва коронавируса — писатель-сатирик Анатолий Трушкин. Он тяжело переносил эту неведомую миру напасть, месяц лежал в больнице и боролся за жизнь. Увы, этот бой стал для него последним и был проигран. А ведь он так весело и мудро смотрел на нашу жизнь во всей ее непостижимости, парадоксальности. Многолетний автор сатирической полосы «МК». Талантливый и самый скромный в отряде веселых писателей.

Автор: Dmitry Rozhkov.

— Это совсем неожиданно, — с горечью говорит ведущий полосы «Сатира & Юмор» «Московского комсомольца» Лев Новоженов. — Я знал,  что он был в больнице, но не допускал мыли о таком исходе. И это сейчас, когда, кажется, уже сняты ограничения все и  карантин… Что я могу вспомнить о нем… У Толи  была внешность серьезного прозаика, который пишет романы, основательного писателя-деревенщика, а он, подишь ты — писал смешные рассказы, монологи для известных эстрадных артистов. Сам замечательно читал их. Он всегда оставался в той плеяде юмористов, которые веселили народ как могли. И это была его миссия — с серьезным лицом говорить смешные вещи, так говорить правду. 

Анатолий Трушкин родился в первый год войны. Рос на Урале, учился в Москве. Готовился к серьёзной мужской профессии, поэтому выучился на инженера. Да он и всем своим обликом являл положительный образ советского интеллигента-технаря: высокий, статный, в очках, при костюме и галстуке. Мог бы сделать хорошую карьеру на военном заводе, где проработал несколько лет и где ценили молодого перспективно специалиста, а он стабильности и гарантированному заработку предпочёл эфемерность литературного творчества с его гонорарным непостоянством. Потому что был одарён редким даром юмора. Он пошёл ещё раз учиться, и к одному его диплому вскоре прибавился второй — знаменитого литературного института им. Максима Горького. 

-Что было, надо сказать, редкостью среди нашей полуобразованной юмористической публики — дипломированные литераторы. Хотя и Миша Задорнов, и Лион Измайлов закончили авиационный институт. Но Толя никогда не козырял литературным образованием. Ходила такая шутка —  Коклюшкин, Трушкин и тут же за компанию с ними  Пушкин. И фамилия у него веселая и рассказы такие же. 

Рассказы Анатолия Трушкин с эстрады читали Роман Карцев, Ефим Шифрин, Ян Арлазоров, Клара Новикова, Владимир Винокур. И сам он блистательно исполнял свои произведения. Помните про основной инстинкт российского народа? «…Осталось сравнить воровство и глупость. Глупости много, потому что понять ничего нельзя. На все вопросы ответ один: «По кочану». Дали всем ваучеры: одни стали нищими другие — олигархами. Почему? По кочану. Пособия, стипендии, пенсии ниже прожиточного минимума. Почему?  По кочану». Или в том же рассказе:  «Если все,  что мы наврали, вбухать в то, что мы выпили, затопит  с головой МЧС». 

Трушкина любили цитатировать. «Вы на мне женитесь? — Да. Кто ж ещё?»

«Откуда у вас яхта, вилла, Мерседес, бронетранспортеры? — Бабушка оставила». «Воруем все — и что нельзя, и что не нужно». «Пьём все — что живит, и что мертвит». Не стареет наш основной инстинкт, а похоже только крепнет.  

Читал красиво, с большой долей артистизма. Он как будто расцветал на сцене. И в этом для многих, хорошо знавших писателя, была своего рода загадка, парадокс. 

-Две его ипостаси — житейская и профессиональная совершенно не совпадали, — продолжает Лев Новоженов. — его такой мужской, мужественный имидж и его комический талант. И это было и удивительно, и замечательно. Он, наверно, был самым скромным среди сатириков и юмористов. Всегда держался так, что не выделялся в толпе. Легко мог затеряться среди простых граждан, и именно таким был его герой. Никогда не был замечен в эскападах, каких-то пьяных выходках. Скромный до житейской незаметность. Но при всей своей скромности, не раздвигая никого локтями, он добился признания в литературной среде. В «МК» на юмористической полоса его рассказы я печатал регулярно, может, не так обильно, как Виктора Коклюшкина, Александра Кабакова или Андрея Яхонтова, но мы всегда дружески встречались с Толей на концертах, Юморинах. Я видел как его принимает публика, он хорошо всегда проходил и его любили.