Звёзды в опасных автомобильных эпизодах: смерть Урбанского и риск Баталова

Сейчас, в связи со смертельной аварией, устроенной Михаилом Ефремовым на Садовом кольце, сочетание слов «ДТП» и «артист» стало встречаться в публикациях очень часто. Мы уже вспоминали в «МК» о трагических эпизодах, в которых участниками, а порой и виновниками аварий на дорогах становились артисты-водители. Однако бывали в практике некоторых «героев экрана» ситуации, когда на съемках фильма требовалось изобразить дорожно-транспортное происшествие. Иногда – очень опасное для жизни.

Кадр из фильма «Берегись автомобиля!»

Еще с конца 1940-х в СССР сложилась достаточно распространенная традиция, – артисты, едва лишь завоевав популярность, быстро становились автовладельцами. Все понятно и с материальной, и с бытовой точки зрения: ездить в толпе пассажиров общественного транспорта «звездам» несподручно, их доходы позволяли приобрести собственные «колеса», а театрам и киностудиям регулярно выделяли партии новеньких легковушек для продажи сотрудникам.

Так что для многих наших знаменитых, всенародно любимых актеров и актрис автомобиль являлся в советские годы не роскошью, а средством передвижения. Но порой возникали ситуации, когда это самое «средство передвижения» ставило перед кино-мэтрами отнюдь не тривиальные задачи, связанные со съемками в очередном фильме.

Вот лишь несколько таких эпизодов, когда героям, роли которых играли артисты в фильмах, приходилось по сценарию управлять даже не привычными легковушками, а тяжелыми грузовиками и иными незаурядными транспортными средствами. И вдобавок еще устраивать на этих четырехколесных «монстрах» весьма «чреватые» ДТП.

Роковой бархан

Воистину роковое значение имели «автомобильные» роли в кино для замечательного советского актера Евгения Урбанского. А таковых, по воле кинематографической судбы, у него оказалось сразу две – причем почти подряд, одна за другой.

Звёзды в опасных автомобильных эпизодах: смерть Урбанского и риск Баталова

Сначала Евгений Яковлевич был утвержден на роль главного персонажа в фильме «Большая руда» (1964 г.) – солдата-шофера Виктора Пронякина, который после демобилизации из армии отправляется работать на новое рудное месторождение. По сценарию у этой истории трагический конец: когда герой Урбанского ведет по раскисшей от осенних дождей дороге свой самосвал с первой «большой рудой», тяжелая машина вдруг начинает буксовать в грязи на подъеме и опрокидывается с высоты. Получивший при аварии тяжелую травму Пронякин умирает.

Основные эпизоды фильма снимали в одном из центров Курского рудного бассейна – в карьерах неподалеку от города Губкин. Как вспоминали годы спустя местные сотрудники, которые помогали «киношникам», согласно правилам техники безопасности Евгений Яковлевич управлять грузовиком в карьере не имел права. Поэтому его заменял в этих сценах один из профессиональных шоферов, работавших в карьере, — Иван Сушков. Для кадров, где крупным планом должен быть снят сам Урбанский за рулем, на местной автобазе собрали бутафорскую машину. С «газика» — грузовика ГАЗ-51, сняли кабину, оставив только водительское сидение и руль, а сверху «нахлобучили» большую кабину от МАЗа. Внизу сидел и управлял автомобилем шофер (специально подобрали небольшого роста, да он еще и пригнуться пониже старался при этом, чтобы не влезть ненароком в кадр), а над ним в МАЗовской кабине возвышался актер Урбанский, изображая, как он лихо рулит «самосвалом».

Впрочем, по рассказам очевидцев, Евгений Яковлевич все-таки очень хотел избавиться от такой бутафории и уговаривал, чтобы ему разрешили по-настоящему управлять тяжелым самосвалом перед камерой хотя бы вне территории карьера. В конце концов его настойчивость дала результат. Водитель-дублер Сушков усадил артиста за руль своего карьерного МАЗ-205 и помог освоить хотя бы элементарные навыки его вождения. После нескольких учебных сеансов Евгений Яковлевич уже смог довольно ловко управляться с многотонной махиной.

Тем не менее насчет его участия в финальной сцене автомобильной аварии и речи быть не могло (хотя, по воспоминаниям некоторых, артист и заикался об этом). Опасный трюк с таким ДТП выполнил все тот же Иван Михайлович Сушков.

Через год после «Большой руды» Урбанскому предложили новую главную роль. И снова его герою предстояло по сценарию иметь дело с автомобилями на профессиональном уровне.

Фильм «Директор», сценарий для которого написал известный прозаик Юрий Нагибин, повящен событиям, связанным с созданием в Советском Союзе нового автомобильного завода (в основу фильма была положена реальная история Горьковского автозавода). Многие эпизоды картины рассказывали об испытательном автопробеге по пескам среднеазиатских пустынь. Согласно сценарию фильма, директор автогиганта Зворыкин (которого и предложили сыграть Урбанскому) лично участвует в этом трудном рейде, сидя за рулем новой советской легковушки. По замыслу создателей фильма в одной из сцен машина должна была перескочить на полном ходу через бархан, совершив эффектный полет в воздухе перед объективом кинокамеры.

О некоторых малоизвестных эпизодах, связанных с подготовкой к съемкам этих кадров, корреспонденту «МК» в свое время довелось услышать от признанного специалиста по истории отечественного автомобилестроения Льва Шугурова. Вот как, по его информации, развивались события:

На роль «директорского авто» взяли ГАЗ-А из коллекции Политехнического музея. Однако мощность мотора старого «газика» явно не позволяла выполнить запланированный трюк на бархане. Тогда технические службы киностудии взялись за усовершенствование машины: вместо родного «движка» на нее поставили мотор от «Волги».

Чтобы обеспечить более эффектный полет машины в кадре, среди песков (натуру снимали в среднеазиатской пустыне километрах в 40 от Бухары) установили специальный трамплин, замаскировав его под бархан.

5 ноября 1965 года все готово было для пробного прыжка. В тот день за руль ГАЗ-А сел приглашенный на съемки профессиональный автогонщик, а рядом с ним — Урбанский, который впоследствии собирался сам выполнить этот трюк (актер, видимо, хотел проверить свои ощущения во время полета на автомобиле).

Машина легко разогналась, достигла трамплина и… Те, кто занимался переоборудованием старой легковушки, явно не рассчитали всех последствий такой модернизации. — «Волговский» мотор оказался чересчур тяжелым, и потому, едва лишь ГАЗ оторвался от земли, его передок резко потянуло вниз. В результате автомобиль буквально воткнулся радиатором в песок.

Находившийся за рулем автогонщик не пострадал: сработало профессиональное умение, и еще до удара машины о землю он успел сгруппироваться, наклонить голову к коленям. А вот Евгению Яковлевичу такой сноровки не хватило, — при сильном толчке его голову резко откинуло назад и шейные позвонки не выдержали… Артист скончался меньше, чем через час после аварии.

Некоторые увидели в случившемся злой рок, который Урбанский, якобы, сам накликал на себя. Оказывается, кое-кто из близких знакомых актера то ли в шутку, то ли всерьез отговаривал его после трагической роли в «Большой руде» опять сниматься за рулем автомобиля: «Смотри, Женя! Дурное предзнаменование!» Но Евгений Яковлевич не стал поддаваться подобным сомнениям.

Сразу после гибели Урбанского появился приказ председателя Госкино: дальнейшиее съемки фильма запретить, съемочную группу распустить. Режиссер Алексей Салтыков после этого на некоторое время оказался «в опале». Однако он проявил настойчивость и несколько лет спустя снял вторую версию «Директора» с Николаем Губенко в главной роли. Этот фильм вышел на экраны в 1969 году. 

Без прав и права на ошибку

Одна из наиболее известных ролей популярного советского киноактера Леонида Куравлева — лихой «водила» Пашка Колокольников в фильме «Живет такой парень» (1964 г.).

Звёзды в опасных автомобильных эпизодах: смерть Урбанского и риск Баталова

Самое интересное, что, как выяснил в свое время корреспондент «МК» у самого артиста, на момент начала съемок Леонид Вячеславович вообще не умел водить машину. Однако типаж его очень приглянулся Василию Шукшину, снимавшему эту картину. Вот и пришлось Куравлева срочно учить премудростям шоферского мастерства.

— Первые уроки мне давали водители с киностудии им. Горького, — рассказывал Куравлев автору этих строк, поинтересовавшемуся однажды его автомобильным прошлым. — Под их строгим руководством я начал осваивать управление грузовиком ГАЗ-51, на котором предстояло сниматься в эпизодах фильма. Ездили сперва по закрытой территории студии, потом в городе… Правда, выбирали самые пустынные улицы. Учеба продолжилась и когда выехали на натуру — в район Горно-Алтайска. В результате мне все-таки удалось вполне удачно изобразить перед камерой заправского шофера в различных эпизодах…

По сценарию в финале кинофильма герой Куравлева совершает настоящий подвиг. – Когда на нефтебазе загорается один из грузовиков, Пашка Колокольников вскакивает в его кабину и на полной скорости выводит старый ЗИС, в кузове которого пламя лижет бочки с бензином, за ворота. Чтобы спасти людей от взрыва, отчаянный шофер направляет машину к берегу реки, а сам выпрыгивает в последний момент, за несколько метров до обрыва.

Неужели такой экстремальный эпизод сыграл сам Леонид Вячеславович?

— Я, действительно, к тому времени уже так вжился в образ, так привык к работе за баранкой, что даже вызвался — по молодости! — исполнить опасный трюк в сцене с загоревшейся трехтонкой, — признался Куравлев. — Однако Василий Макарович Шукшин мой молодецкий азарт охладил: «Давай, Леня, не будем рисковать!» Так что вместо меня тот подвиг совершал дублер. Но это не профессиональный каскадер, а  один из «матерых» алтайских водителей… 

К слову сказать, права водительские я получил позднее, уже после возвращения со съемок на Алтае в Москву.

МАЗ с «довеском»

В отличие от Леонида Куравлева его коллега по актерскому цеху Алексей Баталов с молодых лет освоил премудрости управления автомобилем.

Как довелось услышать несуколько лет назад от самого Народного артиста СССР, первый опыт вождения он получил еще в юношеские годы, вскоре после окончания войны. У его отчима был в ту пору трофейный немецкий «Опель», и Леше иногда позволялось им порулить.

Звёзды в опасных автомобильных эпизодах: смерть Урбанского и риск Баталова

Позднее, когда оказался призванным на службу в армию, Алексей Владимирович даже получил профессиональные шоферские права.

— Я там не только освоил вождение грузовых машин, но еще окончил курсы автомехаников, — пояснил Баталов корреспонденту «МК». — Этот факт оказался едва ли не решающим во время утверждения моей кандидатуры на роль главного героя в «шоферском детективе» «Дело Румянцева» (фильм вышел на экраны в 1955 году – ред.). Поскольку в центре фильма — приключения водителя тяжелого грузовика, я получил в глазах режиссера Иосифа Хейфица изрядное преимущество перед другими артистами, которые претендовали на эту роль.

Алексей Владимирович не только сам управлял многотонным МАЗ-200 почти во всех «автомобильных» эпизодах кинокартины. В одной из сцен он и сменой проколотого заднего колеса огромного грузовика вполне профессионально занимался перед объективом.

— В начале фильма есть эпизод, когда колонна грузовиков везет ребят в пионерлагерь, — вспоминал Баталов. — Вообще-то перевозка людей — а уж тем более детишек! — в открытом кузове может быть доверена только водителю самого высокого класса. А тут еще к кузову моего МАЗа приделали такой «довесок», — сзади была смонтирована специальная площадка для размещения оператора с кинокамерой, чтобы снимать прямо во время движения машины едущих кузове ребятишек… Но мне все-таки доверили в этих кадрах отработать за рулем самому!.. 

Другой очень трудный эпизод — авария, когда грузовик Румянцева, избегая наезда на внезапно выскочившую на дорогу девочку, сворачивает в сторону и врезается в кирпичный забор. Я хотел сам выполнить трюк. Технические службы провели тщательную подготовку, мы с водителем этого грузовика предварительно отрепетировали мой подъезд к забору: на какой скорости надо двигаться, где поворачивать, в какой момент тормозить… – Я сидел за рулем, а он рядом – подсказывал, командовал. Однако в последний момент режиссер все-таки не решился рисковать. И на камеру трюк с тараном стены вместо меня выполнил этот самый водитель МАЗа.

Главное – не задавить Смоктуновского!

Народной артистке Ольге Аросевой в знаменитой комедии Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля!» довелось сыграть Любу — невесту главного героя, которая работает водителем в троллейбусном парке.

О том, как она ощущала себя в столь необычном амплуа, Ольга Александровна в свое время согласилась рассказать корреспонденту «МК»:

— Конечно же я до той поры такой махиной никогда не управляла. После того, как меня утвердили на эту роль, Эльдар Александрович сразу же заставил идти учиться на курсы водителей троллейбуса… Я даже соответствующее удостоверение получила! Так что, если вдруг из актрис придется уходить, — пойду работать на троллейбусе (в голосе Аросевой почувствовалась усмешка: шучу, мол!)… Между прочим, сниматься в «троллейбусных» эпизодах было совсем не просто. Работали-то прямо на центральных улицах Москвы.

Пожалуй, главный экзамен мне пришлось держать в финальной сцене. — Помните, на Крымской эстакаде Деточкин появляется на пути торллейбуса, который ведет Люба, и огромная машина тормозит буквально в нескольких сантиметрах от него? – Так вот мне такой маневр надо было суметь сделать очень аккуратно, чтобы не задавить Смоктуновского. Справилась, не задавила…

Но были ведь и куда более экстремальные эпизоды — знаменитая погоня троллейбуса СВАРЗ за «Волгой» Деточкина по Садовому кольцу, которая заканчивается тем, что «рогатая» пассажирская машина на полном ходу вылетает с магистрали в переулок, срываясь при этом с контактных проводов.

Как вспоминала актриса, никто не позволил, конечно же, перекрывать ради съемок фильма одну из самых оживленных городских трасс. Поэтому рулить троллейбусом пришлось в потоке совершенно «посторонних» автомобилей. Лишь несколько легковушек, между которыми по замыслу режиссера предстояло лавировать огромному СВАРЗу, были «подставными», — ими управляли специально приглашенные на съемочную площадку сотрудники ГАИ и опытные водители. А несколько самых трудноисполнимых виражей (в том числе и финальную сцену погони, когда троллейбус на скорости заворачивает с Садового кольца в переулок) выполнял дублер Аросевой — опытный «троллейбусник» Петр Епишин.